In memoria

Все новости, события, скандалы обсуждаются и комментируются здесь

In memoria

Сообщение boper » 07 ноя 2007 10:22

26 октября пришло горестное известие: в Москве на 94 году жизни скончался Герой Российской Федерации, полковник в отставке разведчик Александр Семенович Феклисов.
О смерти советского разведчика сообщил и международный телевизионный канал Euronews, подчеркивая личный вклад Александра Семеновича в разрешение Карибского кризиса в октябре 1962 года.
На официальном сайте Службы внешней разведки России размещена следующая информация о Герое России:

Феклисов Александр Семенович родился 9 марта 1914 г. в г. Москве в семье железнодорожного стрелочника. После окончания семилетки учился в фабрично-заводском училище, затем - на рабфаке. В 1939 г. окончил Московский институт связи, радиофакультет.
После окончания института был направлен на учебу в Школу особого назначения, которую окончил в 1940 г. Был зачислен в американское отделение 5 (иностранного) отдела ГУГБ НКВД СССР.
После непродолжительной работы в американском отделении Феклисов А.С. был приглашен к заместителю начальника внешней разведки М.Б.Прудникову, который объявил о решении направить его в Нью-Йорк на работу в качестве сначала радиста, а затем оперработника.
В Нью-Йорк Феклисов А.С. прибыл в феврале 1941 г. через Японию. Проработал в резидентуре до 1946 г. За пять лет разведывательной работы выполнил ряд ответственных заданий по получению секретной научно-технической информации, в том числе в области электроники, радиолокации, реактивной авиации.
Феклисову А.С. принадлежит важный вклад в работу резидентуры внешней разведки в Нью-Йорке по атомной тематике. Добытая за период пребывания в США информация по "Энормозу" получала высокую оценку ученых.
После завершении командировки в США с 1946 по 1947 г. работал в центральном аппарате разведки. В 1947 был командирован в Лондон в качестве заместителя резидента по линии научно-технической разведки. Поддерживал оперативный контакт с Клаусом Фуксом, от которого за этот период была получена важная информация по атомной тематике, в том числе по устройству водородной бомбы.
После провала и ареста К.Фукса, с которым Феклисов А.С. поддерживал оперативный контакт, в апреле 1950 г.он возвратился в Москву. Был назначен заместителем начальника отдела.
В 1953-1955 г.г. работал в Чехословакии в качестве заместителя главного советника Министерства государственной безопасности по разведке. Оказывал помощь МВД Чехословакии в создании разведывательной службы.
С 1956 по 1960 г. Феклисов А.С. работал начальником американского отдела ПГУ КГБ.
С августа 1960 г. по апрель 1964 г. являлся резидентом внешней разведки в Вашингтоне. Феклисову А.С. принадлежит важный вклад в дело урегулирования Карибского кризиса 1962 г.
После завершения командировки в Вашингтон Феклисов А.С. работал в Краснознаменном институте (Академии внешней разведки).
С 1974 г. находится в отставке.
Кандидат исторических наук, Почетный сотрудник Службы внешней разведки Феклисов А.С. награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, орденом Знак Почета и многими медалями.
В 1994 г. выпустил книгу воспоминаний "За океаном и на острове", в которой в форме автобиографических записок рассказал о нелегкой и опасной деятельности сотрудников советской резидентуры в США и Англии в 40-60-х годах.

О буднях разведчика в Вашингтоне в дни Карибского кризиса рассказывается в новой книге «Государственная безопасность России: от Александра I до Путина», которая готовится к публикации издательским домом «Ин-фолио».


А между тем, история Карибского кризиса, помимо всего прочего, показала несостоятельность упований американских стратегов на то, что возможности различных видов технических разведок могут гарантировать полную защищенность страны, что «традиционная» разведка и агентурные сведения по-прежнему играют важную роль в освещении и понимании содержания и сути происходящих в мире процессов.
Это вызвало как пересмотр как сложившейся в США доктрины "тайной войны" против СССР, так и ответное изменение концепции и содержания контрразведывательной защиты государственных интересов СССР.
Карибский кризис, приблизивший человечество к грани термоядерной войны, также заставил президента США Кеннеди пересмотреть концепцию "отбрасывания коммунизма", что, привело к выработке в "мозговых центрах" США новой внешнеполитической доктрины "наведения мостов", стратегической целью которой являлось обеспечение "функционального проникновения в советскую систему". Причем на ее различных уровнях и в различные подсистемы: военную, политическую, разведывательную, научную, духовную и так далее.
А связанный с этими событиями фактический провал американской разведки в предкризисный период и продемонстрировал всю недостаточность имевшихся разведывательных возможностей США.
Общая канва тех давних событий хорошо известна: 14 октября 1962г. самолеты разведки ВВС США обнаружили на "Острове свободы", как тогда именовалась республика Куба, советские ракеты ПВО. О наличии уже в то время на Кубе балистических ракет и атомных бомбардировщиков разведке США известно не было. Об этом представители США, включая и бывшего министра обороны Р. Макнамара, узнали только в 1993 г., и это сообщение повергло их в шок от осознания того факта, насколько тонка была грань, отделявшая мир от термоядерной войны.
Джон Кеннеди, обвиняя СССР в агрессивных намерениях, потребовал от руководства советского правительства вывода обнаруженных ракет, что с стало началом оживленных дипломатических переговоров между Вашингтоном и Москвой.
Такова краткая фабула той далекой истории, до сих пор не имеющей адекватной оценке в нашей стране, за кулисами которой скрываются кардинальные повороты мировой политики, подлинные триумфы и мнимые поражения.
К числу последних многие наши соотечественники относили и относят поныне как эвакуацию советских ракет с Кубы, так и мнимое "унижение" вследствие этого СССР, причиной чего стал якобы "авантюризм и волюнтаризм" тогдашнего советского руководителя Н.С.Хрущева, о чем на октябрьском (1964 г.) Пленуме ЦК КПСС заявил его недавний сподвижник и выдвиженец А.Н.Шелепин.
При этом некоторые отечественные, да и зарубежные, исследователи говорят о якобы "односторонней вине СССР" в возникновении опасного международного кризиса.
Напомним, что к тому времени администрация США руководствовалась внешнеполитической стратегией "отбрасывания коммунизма", или «балансирования на грани войны», основой которой являлось мнимое военное, в том числе ядерное, превосходство США и угрозы применения силы.
К 1962 году США не только увеличили число своих военных баз по периметру границ СССР, но и развернули батареи стратегических ракет "Юпитер" в Турции и планировали их размещение в Японии и Италии, что было призвано сократить "подлетное время" для достижения целей на территории СССР. При этом США обладали преимуществом в ядерных вооружениях против СССР в пропорции 17:1.
Подчеркнем и следующее важное, но практически неизвестное современникам обстоятельство. Опираясь на свое мнимое научно-техническое превосходство, США полагали, что отныне космические и иные технические средства разведки надежно гарантируют безопасность страны и, в этой связи, решили сместить акцент в приоритетах разведывательной деятельности с агентурной разведки на техническую. Из этой, оказавшейся впоследствии ложной, посылки был сделан и достаточно сомнительный вывод о том, что в разведывательном противоборстве центр тяжести отныне также следует перенести с агентурной защиты государственных секретов на техническую, акцентировав основное внимание на противодействии техническим видам разведки противника.
…За полтора года до начала Карибского кризиса, в марте 1961 г., только вступивший в Белый дом Джон Кеннеди санкционировал проведение подготовленной при прежней администрации операции по высадке десанта «контрас» на Кубу, полный провал которой 17 апреля стал причиной отставки многолетнего директора ЦРУ Аллена Даллеса. При этом в августе того же года Кеннеди санкционировал подготовку новой тайной операции против Кубы с целью свержения правительства Фиделя Кастро под кодовым названием "Мангуста" при поддержке десанта "контрас" ВМС и армией США. Отметим,
что о подготовке и осуществлении плана "Мангуста" стало известно только в 1975 г. в процессе расследования деятельности ЦРУ США комиссией сенатора Черча.
Оперативный план "Мангуста" предусматривал:
- на первом этапе - август - сентябрь 1962 г. - подготовку и инспирирование антикастровского "повстанческого" движения на Кубе,
- на втором этапе - октябрь – «организацию "народного восстания" при поддержке американских спецслужб и возможной высадке десанта на остров.
Подготовку кубинских "контрас" для высадки на Кубу осуществляло специальное подразделение ЦРУ 2"W" в Майами, насчитывавшее более 600 оперативных сотрудников и подготовившее более 3 тысяч «революционеров».
С мая 1962 г. к подготовке заключительной фазы операции "Мангуста", о которой знали не только в Москве, но и в Гаване, был подключен Пентагон, готовивший планы интервенционистских действий против "острова Свободы".
23 августа Кеннеди приказал активизировать меры по "намеренному разжиганию полномасштабного восстания против Кастро". Что, помимо прочего, свидетельствует о полном фиаско американской разведки по получению объективной информации о происходящих на острове событиях, в частности, о развертывании здесь советского воинского контингента.
Лишь 16 октября, после обнаружения советских зенитных ракет на Кубе, президент США отказался от завершения оперативного плана "Мангуста".
Специально подчеркнем, что многие исследователи Карибского кризиса сознательно разрывают событийно-хронологическую последовательность действительного развития конфликта, с тем чтобы вывести США из-под обвинений в создании этого опасного международного кризиса.
Однако уже в апреле 1962 г. советская разведка получила информацию о плане "Мангуста" и реальных мерах по его реализации. Аналогичной информацией располагала и разведслужба республики Куба.
Для кубинского, да и советского, руководства к маю 1962 г. сложилась ситуация, во многом аналогичная периоду перед началом Великой Отечественной войны - они знали об агрессивных планах и приготовлениях "западного соседа" и в этой связи должны были принимать соответствующие стратегические политические решения.
Именно в этой обстановке Совет Обороны СССР принял 18 мая 1962 г. решение об оказании военной помощи Кубе и развертывании на ее территории Группы советских войск (ГСВК) численностью в 51 тысячу военнослужащих ( реальная же ее численность к концу сентября составила 41 тысячу человек). Также предполагалось развертывание Отдельной ракетной дивизии, что должно было служить гарантией независимости и суверенитета Кубы. Всего же планировалось поставить здесь на боевое дежурство 36 балистических ракет Р-12 (по западной терминологии "СС-4"), 24 ракеты Р-14 ("СС-5"), 6 бомбардировщиков Ил-28 и истребители прикрытия Миг-21.
Всего на Кубу были доставлены 80 ядерных зарядов для крылатых ракет, 6 – для оперативно-тактических комплексов «Луна», 6 ядерных бомб для фронтовых бомбардировщиков Ил—28, 60 боеголовок к ракетным комплексам
Р-12 и Р-14…. Причем первые партии атомных боеприпасов прибыли уже 9 сентября, а последнюю сухогруз «Александровск» доставил, преодолев морскую блокаду, уже 24 октября. При этом ядерное оружие на Кубе находилось до 1 декабря 1962 г. А полк фронтовых крылатых ракет с тротиловыми зарядами нес службу по охране безопасности Кубы до конца 1964 г.
В целом подобные "ассимитричные" меры должны были изменить стратегическую расстановку сил в мире, а о создании советской военной и военно-морской баз на Кубе планировалось объявить в ноябре того же года в ходе первого официального визита Н.С.Хрущева на Кубу.
Следует особо подчеркнуть, что подобная практика заключения секретных межгосударственных соглашений имела и имеет поныне широкое распространение в мире, и единственно, в чем можно упрекнуть советского лидера - это в отступлении от официально провозглашенного "ленинского принципа" отказа от заключения тайных договоров.
В то же время эта мера в конкретных условиях обстановки была абсолютно оправдана с военной и политической точек зрения и не противоречила нормам и принципам международного права.
В конце мая Генеральный штаб ССР приступил к подготовке и осуществлению стратегического мероприятия "Анадырь", как официально именовалось операция по созданию советской военной базы на Кубе.
Несмотря на разветвленную разведывательную сеть, дальние морские коммуникации, вовлечение в подготовку транспортных караванов десятков тысяч военнослужащих и гражданских специалистов, десятков судов, американская разведка просмотрела переброску многотысячного воинского контингента и средств вооружения. Первые эшелоны советских войск прибыли на Кубу 26 июля и приступили к оборудованию стартовых позиций ракет и военных городков.
При этом, как уже отмечалось, 22 августа, когда советские войска уже приступили к строительству стартовых позиций на Кубе, Кеннеди санкционировал активизацию военных приготовлений по плану "Мангуста", а 21 сентября по просьбе Р.Макнамары утвердил активизацию разведывательных полетов самолетов У-2 над Кубой.
При этом к 19 сентября Кеннеди получил 4 сводки оценок национальной разведки - главный информационный документ разведсообщества США для президента и других высших должностных лиц администрации, - в которых ничего не говорилось о присутствии советских войск на Кубе или об угрозах безопасности США со стороны СССР и Кубы.
Только 16 октября 1962 г. специалисты авиаразведки США уверено дешифровали на полученных аэрофотоснимках стартовые позиции батарей ПВО, о чем в тот же день было доложено президенту. В этой связи только 17 октября было совершено 6 разведывательных полетов авиации США над Кубой. А всего с 4 октября по 8 ноября были зафиксированы 124 разведывательных полета самолетов США, некоторые из которых совершались на сверхмалой высоте – 100 – 300 метров.
В тот же день, 16 октября в Овальном кабинете Белого дома в Вашингтоне собралось заседание кризисного штаба в составе вице-президента Л.Джонсона, госсекретаря Д.Раска, министров обороны Р.Макнамары и министра юстиции Р.Кеннеди, директора ЦРУ Д.Маккоуна. "Все были в шоке, - вспоминал об этом заседании его участник министр юстиции Роберт Кеннеди. - Такого поворота событий никто не ждал. Да, Хрущев обманул нас, но мы и сами себя обманули...".
Это был крупнейший провал американской разведки – не только ЦРУ, но и Разведывательного управления министерства обороны (РУМО), Агентства национальной безопасности (АНБ), разведок видов вооруженных сил - ВВС и ВМС, призванных выявлять существующие и возникающие угрозы безопасности США.
ЦРУ оценивало численность советского воинского контингента на Кубе в 8 тысяч человек, не предполагая наличия развернутых батарей балистических ракет и ядерных боезарядов, а посему одним из первоначальных предложений было уничтожение стартовых позиций батарей советской ПВО, при том, что участники совещания полностью отдавали себе отчет в том, что они являются оборонительным оружием, и не могут представлять угрозу безопасности США.
На прямой вопрос президента министру обороны Макнамара ответил, что он не может гарантировать стопроцентное уничтожение батарей ПВО в результате воздушного удара, в связи с чем это предложение не было принято.
В обстановке строгой секретности 20 октября полученные разведснимки были переданы правительствам Великобритании, Канады, Франции и ФРГ с тем, что бы подготовить их к участию в конфликте на стороне США, а 25 октября они были опубликованы в американской печати.
В обращении к нации 22 октября Джон Кеннеди заявил об установлении морской блокады с целью "остановить процесс размещения советских ракет на Кубе".
Это мероприятие сопровождалось следующими событиями. В начале октября из Мурманска к берегам Кубы направились 4 дизельные подводные лодки «Фокстрот». Введение режима морской блокады и задействование ВМС с целью обнаружения советских субмарин секретной разведывательной системы SOSUS, привело к их обнаружению, однако 85% сил Атлантического флота США смогли принудить к всплытию лишь 2 субмарины, а остальные выполнили поставленную боевую задачу.
27 октября зенитной ракетой во время разведывательного полета был сбит американский самолет-разведчик У-2, при падении которого погиб 25-летний пилот майор Р.Андерсон, ставший единственной американской жертвой этого кризиса. Но Кеннеди не стал педалировать этот инцидент, понимая, что право не на его стороне, а также делая ставку на прямые и секретные переговоры с советским лидером.
Как известно, 28 октября Н.С.Хрущев впервые признал факт наличия советских ракет на Кубе и согласился на их эвакуацию под международным контролем при участии США.
Но при этом США конфиденциально обязались демонтировать свои "Юпитеры" в Турции и отказаться от их размещения в Италии и Японии, а также гарантировали неприкосновенность "острову Свободы".
Тогда же США согласились на открытие советской военной базы в Лурдасе на Кубе, являвшейся форпостом советской технической разведки в западном полушарии, и ликвидированной в 2002 году.
Эти взаимные обязательства участников конфликта привели, с одной стороны, к началу деэскалации кризиса, установлению прямой "горячей линии" телефонной связи между руководителями двух мировых держав. А, с другой стороны, к коренному пересмотру США всей своей внешнеполитической стратегии. Что нашло свое законодательное завершение в переходе к доктрине "наведения мостов" или "расшатывания социализма изнутри", утвержденной 14 февраля 1964 г., что также означало коренную перестройку всей разведывательно-подрывной деятельности против государств социалистического содружества.
Необходимо, однако, сказать и еще об одной стороне этого процесса, оставшейся по сути дела "за кулисами" истории.
Речь идет об участии в разрешении конфликта посольских резидентур Главного разведывательного управления (ГРУ) министерства обороны и Первого Главного управления (ПГУ) КГБ СССР.
Эта, не афишировавшаяся, сторона дела состоит в том, что еще в мае 1961 г. братом президента и министром юстиции Робертом Кеннеди по собственной инициативе был установлен контакт с резидентом ГРУ Георгием Никитовичем Большаковым, пребывавшем в Вашингтоне в должности атташе посольства СССР по вопросам культуры и редактора журнала "Soviet Life Today".
На одной из встреч Роберт Кеннеди предложил Большакову "установить неофициальный обмен мнениями" по различным вопросам международного и двустороннего характера. При этом обоими собеседниками ясно понималось, что речь идет о конфиденциальных отношениях высшего уровня, идущих от имени руководителей государств и в целях установления лучшего понимания позиций друг друга. Следует отметить, что в принципе, подобная практика "неофициальных", зондажных консультаций имела и имеет широкое распространение в мире.
Вопрос о предложении Кеннеди рассматривался Президиумом ЦК КПСС, который и дал соответствующую санкцию Большакову на контакты с министром США. Всего по октябрь 1962 г. между ними состоялось более 40 встреч, в том числе в неформальной обстановке, в кругу семьи Р.Кеннеди.
После 16 октября Роберт Кеннеди обратился к Большакову за соответствующими разъяснениями, но, следуя установкам из Москвы, советский разведчик вполне искренне отрицал наличие советских ракет на Кубе, что подорвало доверие президента Кеннеди к этому конфиденциальному каналу связи с Москвой. В связи с чем с 22 октября встречи Большакова с Р.Кеннеди прекратились.
Следует также отметить, что достоверной информацией о "мероприятии "Анадырь" не располагал даже советский посол в США А.Ф.Добрынин, председатель КГБ В.Е.Семичастный.
"Тайный канал" связи с советским руководством через Большакова был дезавуирован Р.Кеннеди в книге мемуаров "Тринадцать дней", появившейся в 1969 г.
На наш взгляд, следует подчеркнуть, что политическая мудрость президента Кеннеди была столь велика, что он, допуская возможную неискренность лично Большакова, либо связанных с ним советских представителей, решился на беспрецедентный по мужеству поступок - обратиться напрямую к советскому резиденту в Вашингтоне.
В этой связи 22 октября советника посольства СССР "Фомина" - под этой фамилией в США работал резидент ПГУ Александр Семенович Феклисов, - попросил о встрече известный обозреватель телеканала "Эй-би-си" Джон Скали.
После ряда зондажных бесед, 26 октября Скали "по поручению высшей власти", передал Феклисову американские предложения по урегулированию конфликта:
1. СССР демонтирует и вывозит с Кубы ракетные установки под контролем ООН;
2. США снимают морскую блокаду Кубы;
3. США публично берут на себя обязательство не вторгаться на Кубу.
Поясняя, кого он имеет в виду, называя "высшей властью", Скали назвал Джона Фитцжеральда Кеннеди. При этом он подчеркнул, что президент США "не хочет войти в историю как второй Тодзио" и добивается разрешения кризиса мирным путем. (Тодзио был премьер-министром и военным министром Японии в 1941-1944 годах, начавшим войну против США, и был казнен в 1948 г. как военный преступник по приговору Международного военного трибунала в Токио).
Парадоксально, но факт - посол Советского Союза А.Ф.Добрынин отказался отправить равительственную телеграмму с предложениями от имени президента США в Москву и информация эта ушла в Центр по каналу советской разведки.
Вечером того же дня в посольстве СССР в Вашингтоне Роберт Кеннеди подтвердил советскому послу условия соглашения, ранее переданные "советнику Фомину". Но тут же ему было передано встречное требование демонтировать американские "Юпитеры" в Турции. Роберт Кеннеди, после телефонной консультации с братом, дал согласие и на это, обговорив, что, во-первых, демонтаж будет осуществлен через 3-5 месяцев после вывоза советских ракет, и, во-вторых, что эта договоренность должна храниться в тайне и что ее не включат в официальный текст соглашения по деэскалации кризиса. Это было необходимо Кеннеди для "сохранения своего лица" в период подготовки к очередным президентским выборам.
Американские компромисные предложения, как известно, были приняты, и на следующий день в прямой диалог с Кеннеди вступил Н.С.Хрущев.
А продолжением этой истории стало заключение в последующие годы договоров о запрете ядерных испытаний в трех средах(1963 г.), и о нераспространении ядерного оружия (1964 г.).
За этим последовало интенсивное обсуждение учеными последствий "обмена ядерными ударами" и открытие эффекта "ядерной зимы", фактически исключившего ядерное оружие из военного арсенала человечества.
... В зале ресторана "Оксидентал" в Вашингтоне, над одним из столиков в настоящее время висит мемориальная бронзовая табличка:
«В напряженный период Карибского кризиса (октябрь 1962 г.) таинственный русский мистер "Х" передал предложения о вывозе ракет с Кубы корреспонденту телекомпании Эй-би-си Джону Скали.
Эта встреча послужила устранению угрозы возможной ядерной войны".
В этом тексте сокрыта попытка американской стороны задним числом "подправить" реальный ход исторического процесса, заставить СССР "капитулировать" вопреки исторической правде.
Остается только добавить, что за многолетнюю плодотворную службу в советской разведке, в том числе за решительные смелые действия советского резидента в напряженные дни октября 1962 г. Александру Семеновичу Феклисову в августе 1996 г. было присвоено звание Героя Российской Федерации.

Большаков Георгий Никитович (1922-1989), полковник ГРУ. В 1941-1943 гг. - в действующей армии, помощник начальника разведотдела дивизии. В 1943-1946 гг. обучался в Высшей разведшколе ГРУ, а в 1946-1950 гг. - в Военно-дипломатической Академии (ВДА). В 1951-1955 и 1959-1962 гг. находился в служебных командировках в США.
После возвращения, по просьбе американской стороны - ему не была прощена "неискренность" в контактах с Р.Кеннеди, причиной которой была позиция советского руководства, в СССР в декабре 1962 г. его "делом" занялась специальная комиссия министерства обороны. Комиссия пришла к выводу, что никаких претензий к Георгию Никитовичу быть не может и что он безупречено выполнял свой служебный долг.
После увольнения из ГРУ работал главным редактором журнала "Советский Союз".
boper
 
Сообщения: 342
Зарегистрирован: 15 мар 2007 09:20
Откуда: г. Москва

Вернуться в Обсуждение текущих событий

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 10

cron
Not able to open ./cache/data_global.php