хорошее интервью Санникова

Все новости, события, скандалы обсуждаются и комментируются здесь

хорошее интервью Санникова

Сообщение Моргенштерн » 17 авг 2011 12:59

http://www.printed-tradition.ru/index.p ... 0%BB%D0%B0

Интервью Г.З.Санникова американскому электронному журналу

Интервью было дано в американский электронный журнал «Американо-Украинские Отношения», материал был размещен на украинском языке на сайте www.usukrainianrelations.org.



В Издательстве "Печатные Традиции" вышло две книги Г.З. Санникова - "Большая охота" и "Без протокола" (в соавторстве с А.Я. Богомоловым).



Тема разговора:
Об исторической памяти как духовной категории, ее важности и необходимости в укреплении Украинско-Российских отношений.
«Обмен исторической памятью позволяет налаживать мосты и укреплять взаимопонимание между Русским и Украинским народами".
Книги Георгия Захаровича Санникова - как пример такого обмена.
1. Постсоветский феномен: Почему советское прошлое не уходит из сознания людей и в России, и в Украине?
Советское прошлое всегда следует рассматривать и оценивать в двух аспектах. Во-первых, людям запомнилось много социально хорошего: бесплатное и доступное всеобщее образование, включая среднее профессиональное. Медицинское обслуживание, наличие социальной защиты простого человека в виде яслей, детсадов, широкой всеохватывающей системы пионерских лагерей. Не было такого чудовищного разрыва (подумать только – в несколько сот раз!!!) в зарплатах простого работяги и министра, или нынешнего банкира. Не было узаконенного воровства народного богатства, его разбазаривания, чудовищного обмана людей. Существовали дружные (относительно, конечно) рабочие коллективы. Не было так ярко выраженной в сегодняшнем обществе тяги к беспредельной наживе, обогащению за счет другого, не было безработицы и опасения, что тебя выбросят на улицу. Не могу не вспомнить одну из героинь моей книги «Операция «Рейд». Или история одной любви» - жены известного командира УПА Васыля Галасы-Орлана, автора книги «Тысяча дорог» Марии Савчин-Марички. И дай ей Бог здоровья, этой замечательной мужественной женщине, пусть и со своей правдой, своей идеологией! Так вот, я позволю себе процитировать ее слова: «Он (речь идет од одном из приставленных к ней сотрудников КГБ) являл собой образец тех настоящих украинцев, которые отдали на службу угнетателям не только свои знания и талант, но и ту искренность, и обходительность, и теплоту, и все то, чем одарила их природа и родная мать-земля... Но если бы его хозяева приказали расстрелять нас, он «по широте» украинской души исполнил бы приказ, не дрогнув рукой... Он не раз удивлял меня своими язвительными остротами, в которых явно сквозило презрение к «гнилой» буржуазии. Он видел, что в этом наши точки зрения сходятся. На протяжении многих лет и он, и я мочили в росах и болотах тяжелые «отечественные» сапоги в борьбе... друг против друга»...
Кстати, эта супружеская пара – Орлан и Маричка были самыми симпатичными из всех захваченных ранее подпольщиков и прошедших через тюрьмы КГБ Украины и руки моих коллег. И это при всем притом, что оба являлись не только убежденными членами ОУН, до фанатизма преданные своим идеям, но и были готовы умереть за ту Украину, за которую они боролись. А самое интересное мне рассказала сестра второй жены Орлана в Киеве уже после смерти Орлана в 2002 году: «Василий был изумительной чуткости и честности человеком. Пользовался уважением не только в коллективе на заводе, но и был непререкаемым авторитетом. Многие обращались к нему за советом. Я сама слышала слова людей о нем: «Вот это настоящий человек будущего коммунистического общества». И это было сказано именно так. Говорившие это не знали о его прошлом».
Уверен, Орлан не скрывал своих идеологических убеждений, но и не выпячивал их, он просто был очень человечен. Всегда и везде. Были и такие в подполье.
Была и вторая сторона памяти людей, живших в советские времена. Я не говорю сейчас о тех ошибках, пороках и недостатках советского общества, приведших к поражению социалистического строя, и тупости некоторых руководителей. Советские люди помнят не только победную сторону советского прошлого. У них на генном уровне осталась память о жестоких формах коллективизации, расправа не только с выявленными противниками советской власти, но и подавление любого инакомыслия, ГУЛАГ, ссылки и смерть близких в далеких районах Севера, Сибири и Казахстана... Это тоже относится к памяти и остается в сознании людей.
Уверен, что советское прошлое со всеми его сторонами – хорошими и плохими – навсегда останется в памяти людей. Из истории этот период выбросить и забыть, как пытаются многие – невозможно.
2. Считаете ли Вы, что отношения Украины и России — это вечная проблема?
Проблемы между двумя суверенными государствами, даже при самых дружественных, братских отношениях, всегда будут существовать. Но они, эти проблемы, будут быстро и легко устраняться, нежели с другими государствами, менее близкими по всей прошлой и настоящей истории.
3. Считаете ли Вы, что современная политика вмешивается в историю, мешает нам понимать сущность важных моментов?
Даже очень! Вспомните Майдан и ярость «Оранжевых». В страшном сне не могла присниться Москве такая ненависть не только ко всему советскому, но и к русскому. Это что, способствовало укреплению и развитию диалога между новыми государственными образованиями в постсоветский период? Укрепляло новую власть в Киеве? Отнюдь. Только раскачивало ее, ослабляло, раскалывало украинское общество и, зачастую, вызывало ответную, не всегда нужную для диалога, реакцию Москвы.
4. "Каждая историческая эпоха рождает своих исторических героев".
А для Вас лично, кто является героями нашей эпохи?
У меня может быть только один, однозначный ответ – советский народ, победивший самую страшную чуму ХХ века – германский нацизм. Безусловно, с помощью и наших союзников по антигитлеровской коалиции, прежде всего США, чей мощнейший военно-промышленный потенциал сыграл огромную роль в поражении нацистской Германии и милитаристской Японии.
Но главное в разгроме нацистской Германии обеспечили сражения, прежде всего на Восточном фронте, где было перемолото более 80 процентов вермахта. Цена победы – небывалые в мировой истории жертвы, разрушения и многолетние послевоенные лишения, главным образом для народов Советского Союза.
Как и в прежние далекие времена, германская военная машина разбилась о мощный славянский щит. Победа досталась дорогой ценой, ибо речь шла не только об уничтожении большевизма, Советского Союза, но об уничтожении славянских народов. По разработанному нацистами плану оставшаяся малая толика славян должна была обслуживать арийских господ. Для создания «арийского рая» предназначалась, прежде всего, Украина. Немцы планировали превратить Украину в свой сельскохозяйственный придаток и вывезти на свои «сероземы» часть плодороднейших почв – знаменитый украинский чернозем. Как известно, 40 процентов мировых запасов этой саккумулированной солнечной энергии, накопившейся за сотни миллионов лет, находятся именно в Украине, ее восточных регионах. Немцы впервые с начала в 1939 году II мировой войны после легкой военной кампании столкнулись с таким ожесточенным сопротивлением Красной армии, что успели вывезти в Германию только два «черноземных» эшелона. Потом вермахт был вынужден направлять на Запад сплошным потоком раненых и сельскохозяйственную продукцию для прокорма пока еще благоденствующей Германии. Именно с Украины было угнано в Германию самое большое число гастарбайтеров, использовавшихся в качестве рабочей силы в промышленности и сельскохозяйственном производстве Германии. Это был труд рабов, призванный служить немецкому национал-социализму, арийской расе господ.
5. В книге «Большая охота. Разгром вооруженного подполья в Западной Украине» Вы написали: ''Оценки событий прошлого с позиций сегодняшнего дня выглядят по-другому? ''
Что способствовало трансформации (и была ли трансформация) взглядов на события, описанные в Вашей книге ''Большая охота''?
Трансформация была, это безусловно. Никто не должен забывать слова философов древности – «все течет, все меняется». И самое главное, призыв Сократа, озвученный позже Платоном - «Сомневайся!» Пушкин говаривал, что воззрения человека меняются дважды – в юности и в зрелые годы. Я прошел через это. С годами становишься мудрее, многое познается в сравнении, приходит с жизненным опытом. Всю свою жизнь я самообразовывался. Старался докопаться до истины, понять суть происходящих событий. Меня потрясли слова известного испанского поэта антифашиста Гарсии Лорки. Не помню их дословно, суть в том, что ты видишь в последние секунды жизни «вместе с черными зрачками ружейных стволов» лица палачей, целящихся в тебя, и ты понимаешь, что это последние люди, кого ты видишь в этой жизни. В свое время меня также поразил роман Хемингуэя «По ком звонит колокол», в котором так страстно изображена самая страшная по бесчеловечности и крови война гражданская. Испания 1936-1939 годы. Вспомните сцену, когда уже обреченный на безысходность и смерть американский доброволец, сражавшийся на стороне республиканцев, убивает врага своего - молодого франкистского солдата. Стреляет в нашитое на черном кавалерийском плаще сердце из красного сукна. В кармане убитого всадника письма от невесты, неотправленное письмо ей, поражающее глубоким чувством любви и нежности.
Годы работы в политике, многочисленные встречи и идеологические столкновения с противниками моих убеждений, яростные, порой бескомпромиссные беседы вызывали у меня желание увидеть в них, моих противниках, обычных людей, с присущими каждому человеку слабостями, с любящим сердцем, открытом для матери и детей, близкой ему женщины. Утверждаю: они тоже люди, имеющие такой же цвет крови, как и у тебя. Никогда не забуду, как однажды сказал Васыль Галаса-Орлан, что и они, в их «партизанке» имели и свою романтику, и свою любовь к близким и дорогим подругам, как и все люди на земле. Я ни в коем случае не оправдываю тех, которые уничтожали ни в чем неповинных людей, тех же украинцев, расправлялись с поляками пусть и в ответ на их насилие. Это не только издержки, если можно так сказать, самой страшной из всех войн – гражданской. А в Западной Украине шла самая настоящая необъявленная гражданская война. Я виню только тех, кто руководил простыми сельскими хлопцами и девчатами, внедряя в их сознание ничем не оправданную идеологию превосходства над другими нациями. Я и раньше неоднократно высказывался по этому вопросу, и некоторые обвиняли меня в попытке вбить клин между уже ушедшими в разные времена по разным причинам из жизни руководителями ОУН и их сегодняшними последователями. Это не так. По моему глубокому убеждению, рядовые бойцы УПА, подпольщики, даже среднее руководящее звено не должны отвечать сегодня за действия своего центрального руководства. В принципе и в основном, это была обманутая масса простого сельского люда.
После долгих раздумий я пришел к выводу, что УПА была все же воюющей стороной, коль скоро на территории Западной Украины с конца 1943 года по начало 1950-х шло ожесточенное вооруженное сопротивление советской власти. И организующей и направляющей силой здесь была ОУН-УПА.
6. ''Мы должны делать выводы и учиться на ошибках прошлого''.
Пожалуйста, приведите пример на основе послевоенных событий в Западной Украине.
Советская власть пришла в Западную Украину в сентябре 1939 года. Подавляющая часть населения приветствовала Красную армию. Советские танки встречались цветами. Это была искренняя радость простых людей, почувствовавших себя свободными от гнета польских панов-помещиков. Историки знают, какой усиленной полонизации подвергалось население Западной Украины. Как жестоко угнетались украинцы, и как сопротивлялся сельский люд этому насилию. Перейди в католичество – и ты станешь человеком, как все коренные поляки. Было это? Было! Но вот пришла новая власть – советская. Ее принесли на своей броне краснозвездные советские танки. И что же? Почти сразу же новая власть стала насаждать свой образ жизни. Бывшие земли польских помещиков были национализированы, и это народное достояние, казалось бы, должно было быть передано в собственность еще вчера обездоленным селянам. Так нет же, почти сразу же мы начали процесс коллективизации сельского хозяйства. Давайте вспомним, что говорили западно-украинские классики Иван Франко и особенно Ольга Кобылянская: дайте людям по два морга земли, ведь это их вековая места. Пусть и владеют этой землей, почувствуют себя настоящими хозяевами жизни. Нет, не дали людям ощутить себя хозяевами своего счастья. Война приостановила процесс коллективизации. Ее продолжили, и весьма активно, почти сразу же после окончания войны. С позиций сегодняшних оценок прошлого мне представляется, что это было ошибкой. Не надо было торопиться. Мы же были уверены, что пришли сюда навсегда. Но с другой стороны, и у нас не было иного выхода, потому что население поддерживало ОУН-УПА, прежде всего, снабжением сельхозпродукцией. И мы были уверены, что именно сплошная коллективизация лишит подполье такой широкой и объемной снабженческой базы. Наверное, не надо было торопиться со сплошной коллективизацией, это только озлобило население.
Мы очень поспешили и с ликвидацией Греко-католической церкви, исходя из того, что именно она была идеологической основой ОУН. В конце 1940-х были закрыты не только все церкви и монастыри этой конфессии, но и было выселено в отдаленные районы Сибири более тысячи священнослужителей во главе с митрополитом Иосифом Слипым (кстати, во времена Н.С. Хрущева он был возвращен из ссылки). Арестовали и выслали тех, кто отказался войти в лоно православной церкви. Утверждаю, что и это было ошибкой. Не следовало проводить эту акцию так стремительно, поспешно, без учета местных особенностей. Население всячески поддерживало эту церковь, продолжали тайно действовать приходы и монастыри. Тайно крестили, тайно венчали, тайно причащали. Такие вот дела. Не надо было торопиться. Влияние православной церкви с центром в Почаеве должно было бы развиваться само собой. Однако не следовало забывать, какой была политика советского государства в этом вопросе.
Вспомним, что мы сделали с преследуемыми до 1939 года в Польше украинскими центрами по сохранению национального самосознания, культуры и языка в Западной Украине – «Просвитой». Пришла советская власть. И что же? Как и польская жандармерия, мы просто запретили «Просвиту», арестовав изрядное количество ее активистов. Мы полагали, что тем самым пресечем давно известную нам деятельность ОУН, опиравшуюся в своей деятельности на «Просвиту». Это было нашей ошибкой. Наверное, следовало и нам использовать «Просвиту» в своих целях. Гибкости нам явно не хватало.
7. Книгу «Большая охота. Разгром вооруженного подполья в Западной Украине» Вы посвятили внукам Александру и Максиму. Они уже ее прочитали? Вас не пугает, что новое поколение может ужаснуться от таких исторических подробностей. Когда Вы писали эти воспоминания дума ли Вы о реакции молодого поколения на «ошибки» старшего?
Старший внук Саша сразу же прочитал «Большую охоту», как впоследствии и «Операцию «Рейд» . Младший – тоже. Оба честно сказали, что вряд ли бы обратили внимание на эти книги, но так как автор их дед, значит это историческая правда, а не плод фантазии автора, чем грешат многие произведения этого жанра. Оба внука утверждали, что форма изложения – документально-художественная – лучше воспринимается, помогает понимать малознакомый, а то и совсем неизвестный исторический материал. Должен сказать, что Александр, после «знакомства» с работами деда стал более активно интересоваться политикой, особенно складывающейся обстановкой в Киеве, в целом в Украине, в ее западных регионах с центром во Львове. После возвращения из своих редких служебных командировок в Киев он всегда «отзванивается» и информирует меня о своих впечатлениях. Раньше такого за ним не наблюдалось. Не без гордости скажу, что оценки Александра совпадают во многом с моими.
8. Ваша новая книга ''Без Протокола'' написана совместно с дипломатом Александром Богомоловым.
Легко ли Вам писалось вместе? Что было самым трудным при написании новой книги?
Мой друг Александр Богомолов умер в 2001 году. Тогда у меня и мысли не было об этой совместной работе. Саша писал свою книгу под тем же названием «Без протокола» на немецком языке, которым владел как родным. И его немецкий, как мне представляется, был боле сочным, чем русский. Перевода на русский своей книги он не делал, и как он сам не раз утверждал, не смог бы так же смачно выполнить перевод. Проще говоря, он не хотел переводить свой труд на русский и вообще издавать книгу в Москве. Она была издана в Берлине в 2000 году. Было в ней всего 167 страниц. Спустя несколько лет у меня возникла мысль издать его книгу на русском в память о друге, что нашло согласие и полную поддержку в семье Богомоловых. Однако издательство, с которым я успешно сотрудничаю последние годы, отказалось брать в работу книгу такого малого объема. Мне предложили дополнить книгу Богомолова несколькими, не вошедшими ранее в книгу по разным причинам материалами и выступить в качестве соавтора под тем же названием со своими воспоминаниями, но обязательно в таком же жанре, то есть новел-рассказов, с позиции разведчика, работавшего с дипломатом Богомоловым под одной «крышей» в советском посольстве в Берлине. Особых трудностей при работе над этой книгой у меня не было, если не считать, что пришлось несколько поторопиться, чтобы завершить книгу к знаменательной дате – 65-летию Победы над нацистской Германией.
9. Ваши книги содержат уникальный фактический исторический материал. Считаете ли возможным создание единого русско-украинского учебника истории?
Считаю не только возможным, но крайне необходимым и как можно скорее создать такой единый русско-украинский учебник по истории. Однако, глубоко убежден, что если мы не хотим «похоронить» эту поистине великую идею правдивого и объективного учебника по истории наших государств, где бы все, повторяю, все без исключения исторические личности, в том числе и диаметрально противоположные, противоречивые, спорные и т.д. и т.п., заняли бы каждый свою нишу, то следует – это мое приватное мнение – не откладывая вопрос в долгий ящик, создать максимально быстро и оперативно из специалистов профессионалов-историков комиссию, которая бы разработала на первой стадии не совместный учебник, а учебное пособие для старших классов средних учебных заведений всех видов и студентов первых курсов вузов. Такое пособие не должно быть включено в обязательную учебную программу, а только рекомендовано в качестве дополнительного материала. Если же мы сразу начнем работать над созданием единого учебника по истории, то на это уйдут годы на согласование во всевозможных бюрократических инстанциях, включая утверждение в Раде и Госдуме. И тогда идею можно будет похоронить. Давайте начнем с учебного пособия, рекомендованного для желающих без всякого на то принуждения.
10. Если бы Вам была предоставлена возможность встретиться и побеседовать с любым историческим персонажем. Кого бы Вы выбрали?
Сразу же мне в голову пришел образ Иисуса Христа, которого бы я спросил: Ты взошел на Голгофу и жизнь свою отдал и кровь за счастье и благополучие других! Разве за такое общество ты принес себя в жертву? Но это слишком обще и не совсем понятно. Мелькнула мысль встретиться и с Иваном Степановичем Мазепой. Спросил бы я его, искренен ли он был, выбирая «латиницу» и Запад в лице своего нового союзника Карла XII. О какой Украине он, Мазепа, мечтал? Нет, это тоже не тот исторический персонаж. Самый, как мне кажется, удачный исторический персонаж, с которым бы я точно пожелал бы побеседовать по душам, так это «Батько Хмель» - Богдан-Зиновий, сын Михайлов Хмельницкий. Сложный человек гетман Украины Богдан Хмельницкий, но уж точно искуснейший дипломат и выдающийся политик своего времени. Другого выхода у него просто не было. Только с Россией был возможен в те времена военно-политический союз. Спросил бы я Богдана, каково по его высокому мнению оптимальное решение вопроса в формате отношений между братскими народами. Какова форма сотрудничества видится ему в сегодняшней ситуации? Наверное бы, «Батько Хмель» нашел достойный выход, не хуже прошлых времен.
11. Если бы не разведчиком, то кем бы Вы еще стали?
Сколько помню себя, с самых малых лет, хотел стать военным летчиком. В небо меня тянет по сей день. В 15 лет одел военную форму и стал курсантом Киевской спецшколы ВВС – были такие подготовительные училища для подростков. Здоровье подвело. Но позже все-таки осуществилась моя мечта, и я познакомился с небом в киевском аэроклубе.
12. и 13. Жан Кокто когда-то с печальной иронией заметил: «История — это правда, ставшая ложью, а миф — это ложь, ставшая правдой». Согласны ли Вы с его высказыванием?
Нет, не согласен. Мне представляется, что Кокто, как истинный француз, допустил элемент мушкетерской наглости. Это больше похоже на пиар и звучит несколько легковесно. Красиво и эффектно, но не отражает суть. На мой взгляд, история – это мифы и легенды, создаваемые людьми в надежде избежать ошибок прошлого в будущем.

Георгий Захарович Санников (1929) – ветеран Службы внешней разведки, член Союза писателей России.

В начале 1950-х работал на Украине, участвовал в операциях по ликвидации националистических вооруженных формирований и в радиоиграх с западными разведцентрами. Этот период своей жизни он описал в книгах «Операция «Рейд» или История одной любви» и «Большая охота», которые стали бестселлерами мемуарного жанра.

Больше 20 лет проработал во внешнеполитической разведке, из них 12 – в Германии. Об этом периоде повествуется в книге «Без протокола», вышедшей в издательстве «Печатные традиции» в 2010 году. В этом же издательстве в 2008 году было опубликовано повторное издание книги «Большая охота», дополненное и переработанное.

По мнению издательства, особый интерес представляет историческая справка о перипетиях отношений между Россией и Украиной, вошедшая во второе издание книги «Большая охота» (2008 год).



Историческая справка



Словарь русского языка С.И. Ожегова дает следующее толкование слова «история»: «Действительность в ее развитии, движении. Законы истории. Наука о развитии человеческого общества», и т.д. и т.п. Предлагаемое читателю повествование о судьбах его героев, некоторых из них трагических, имеет прямое отношение к истории некогда Великой Державы – Советского Союза, составной частью которого была Советская Украина. Россия была основой этого Союза, движущей силой, говоря авиационным термином, «ведущей». Все остальные республики, в том числе и Украина – «ведомые». Может быть, в этом и состояла одна из ошибок Партии коммунистов. Может быть, следовало не быть «старшим братом» русскому народу, России, и всем остальным «младшим братьям и сестрам» следовать за ним безропотно, а на каком-то историческом витке, повзрослев и возмужав, всем стать «равными среди равных». Может быть…

Украина в составе Советского Союза играла особую роль. Она являлась той частью нашей страны, без которой нарушалась монолитная прочность Союза, менялся весь баланс и расстановка сил на мировой арене. Тяжело понять сегодняшнюю Украину, происходящие в ней процессы становления государственности, превращение ее в независимое суверенное государство, не обратившись к историческим истокам ее прошлого…

В далекие времена огромная территория Украины, зажатая между католическим Западом, с одной стороны, и православным Востоком, с другой, поджимаемая с Юга мусульманской Оттоманской империей с ее татарским форпостом в Крыму, во все времена была для окружавших ее соседей лакомым куском. Они жадно смотрели в сторону богатой природными и людскими ресурсами Украины и в течение сотен лет пытались поделить, разодрать на куски плодороднейшие земли этой части Европы, подчинить себе Украину.

В числе государств Европы раннего средневековья особое место принадлежало Киевской Руси. Здесь Русь приняла христианство, пришедшее из Византии, и навсегда рассталась с язычеством, утопив в водах Днепра главного языческого бога Перуна с золотыми усами.

Расположенная на перекрестье торговых путей, являясь крупным экономическим и торговым центром, Киевская Русь была известна всему цивилизованному миру того времени. В этом государстве царила высочайшая культура, в которую вошли лучшие достижения западных и восточных стран. Развитое сельское хозяйство и совершенная по тем временам система земледелия создавали возможности для экспорта сельскохозяйственной продукции в другие страны. В Киевской Руси в отличие от других стран Европы, образование в школах при монастырях и церквах получали не только дети элитного слоя общества, но и дети простого люда. Существовало довольно большое количество библиотек при тех же монастырях. В средневековом мире были широко известны ремесленники из Киевской Руси – оружейники и иконописцы, прежде всего. Ювелирные изделия в черни, финифти и эмали изумляли чужестранцев своей красотой и искусством, технологией исполнения, тайнами которой владели только местные мастера. Именно в период Киевской Руси впервые возник геральдический символ этого государства – княжий знак святого Владимира, известный сегодня как государственный герб Украины – трезубец.

Во времена средневековья, как и в современной истории, происходил закономерный процесс распада больших государственных образований. По мере расширения своего владычества эти государства были не в состоянии удержать в руках единого центра подчинявшиеся ему далекие окраины. Этот неизбежный исторический процесс не обошел и Киевскую Русь. К этому следует добавить и беспрерывно происходившее дробление Киевской Руси по родственному принципу и возникавшие между наследниками распри в борьбе за власть.

Возникшие на развалинах Киевской Руси самостоятельные княжества явились стимулятором для этнического развития. Это привело к образованию украинской, русской и белорусской народностей, осевших и закрепившихся на территориях, на которых впоследствии образовались национальные государства.

Появившиеся позже кочевые орда монголо-татар с их более низкой культурой надолго задержали развитие этих регионов бывшей Киевской Руси. Впоследствии степные кочевники растворились на бескрайних просторах славянской Европы. Их военная мощь ослабла в беспрерывных сражениях с воинами-славянами. И все же отдельные отряды монголо-татар доходили до Мюнхена и Будапешта, проникали на территорию Чехии и Польши. И не будь славянского сопротивления, не будь героического отпора, кто знает, как повернулось бы развитие мировой истории…

Пока славяне сражались с кочевыми ордами, цивилизованная Европа, прикрытая славянским щитом, продолжала свой естественный путь развития, готовясь загодя к великим географическим открытиям с последующим захватом баснословно богатых заморских колоний.

Особое значение в истории Украины сыграло образовавшееся при распаде Киевской Руси Галицко-Волынское Княжество, включившее в себя большую часть украинских земель. Но и оно впоследствии было ослаблено монголо-татарским нашествием. Вскоре Княжество стало легкой добычей уцелевшей от набегов кочевников Литвы, которая сразу же обратила Галицко-Волынское Княжество в своего союзника, и это новое, уже Литовско-Украинско-Белорусское государственное образование сумело окончательно избавиться от монголо-татарского ига в этой части Европы.

Вскоре появляется новый агрессор. На сей раз немцы. Опасность нашествия тевтонов настолько велика, что вызывает к союзу поляков, литовцев, украинцев, русских, белорусов и даже крымских татар. В последовавшей в 1410 году всемирно известной Грюнвальдской битве тевтоны были наголову разбиты.

Окрепшая к тому времени Польша стремится подчинить себе православную Галичину*, и это ей удалось. Начался процесс ополячивания и окатоличивания украинцев. Богатая верхушка охотно принимала католицизм, стремясь стать шляхтичами, войти в круг польских магнатов. Простому народу угрожало полное ополячивание. Польская шляхта присваивала земли и жестоко эксплуатировала украинских крестьян. Православный народ яростно сопротивлялся чужой вере, иноземным эксплуататорам. Ватикан сделал хитрый ход. В 1596 году была провозглашена так называемая Брестская Уния, то есть союз православной и католической церквей. Соблюдение Унии было обязательным для всех православных Речи Посполитой. Униаты признавали своим главой папу римского, то есть Ватикан, но в этой греко-католической (униатской) церкви сохранился украинский язык богослужения и православные обряды. Униатские священники должны были отчитываться только перед Ватиканом и его главой – понтификом, папой римским. Уния привела к расколу украинского общества в Галичине, а значит и к ослаблению национального духа, на что и рассчитывал Ватикан. Уния стала на несколько веков мощным орудием в борьбе польской шляхты с национальным движением в Западной Украине.

Сопротивление украинского люда, мелкопоместной православной шляхты польским магнатам-захватчикам и постоянным набегам со стороны Османской империи вызвала к жизни уникальное явление в мировой истории – знаменитое украинское казачество*. Его центром была Запорожская Сечь**. Запорожское казачество имело своеобразное правительство, войско, суд, символику. Вся власть была в руках общего собрания казаков – Рады. Исполнительная и военная власть принадлежали гетману, которого, как и остальное руководство Сечи – писаря, судью, обозного, хорунжего, бунчужного – избирали на общей Раде. Это был центр антифеодальной и национально-освободительной борьбы украинского народа. Прежде всего, против Польши и Османской империи. Это был прообраз украинского государства со свой первой в истории Украины конституцией прав и вольностей Войска Запорожского. Не случайно основоположник научного коммунизма Карл Маркс называл Запорожскую Сечь «казацкой христианской республикой».

Простой украинский люд бежал в Запорожскую Сечь не только от непосильной эксплуатации чужеземных угнетателей, но и от своих местных богатеев. Принимали в Сечь и русских крестьян, да и вообще всех православных, ищущих свободу, волю. Такого размаха, как Запорожская Сечь, такого своеобразного общественного образования не было ни в одном государстве цивилизованного мира. Это была не просто вольница, так хорошо знакомая нам по картине Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану», в котором казаки желали Главе Османской империи «сесть голой сракой на ежа», и поцеловать казака в эту же часть тела.

Никого и ничего не боялись запорожцы – ни черта, ни ляха.*** Запорожская Сечь, не смотря на казавшуюся внешне анархию и вольность, так красочно поданную Н.В. Гоголем в его знаменитом «Тарасе Бульбе», представляла хорошо налаженное военное образование, имевшее жесткую дисциплину. Казаки совершали победоносные далекие походы в Турцию, в том числе и морские на знаменитых казацких судах – «чайках»*.

Запорожская Сечь – это прообраз украинской государственности и независимости. Сечь впитала в себя самую бунтарскую, пассионарную часть населения. Ее влияние и воздействие на умы селянской Украины было огромным. Не случайно поэтому не было в Украине ни королей, ни монархов, ни царей. Тамошний народ не влекло ни к самодержавию, ни к монархии. До 1654 года Запорожская Сечь оставалась казацкой республикой, сражаясь за свою независимость и автономию в бушующих вокруг Сечи беспрерывных войнах за богатые украинские земли. Запорожские гетманы** не раз возглавляли народные восстания против захватчиков и оккупантов. Среди всех гетманов Украины особое место в истории принадлежит Богдану Хмельницкому (в народе его называли «Хмель», «батько Богдан». Он по праву принадлежит к выдающимся полководцам, дипломатам и политикам XVII века. Та часть Украины, где родился и сформировался Хмельницкий, входила тогда в Речь Посполитую. Он был образованным человеком. Владел польским и турецким языками. Знал латынь, а стало быть, ему была знакома мировая история тех времен, с которой мог познакомиться только тот, кто владел латынью. Отец и сын Хмельницкие, как принадлежавшие к шляхетскому роду, состояли на службе короля Польши и неоднократно отличались в боях за интересы «польской короны». Некоторые историки утверждают, что Богдан Хмельницкий настолько пользовался доверием и расположением польского короля, что тот направлял его с дипломатической миссией во Францию, союзницу Польши, где он вел переговоры о предстоящей войне против испанских Габсбургов, и что позже сам Богдан во главе «охочих» казаков участвовал в сражениях на территории Франции. До короля неоднократно доходили доносы польской шляхты о зреющем в недрах казацкой верхушки восстании. Но как можно было верить доносам, если в русско-польской войне 1632-1634 г.г. за Смоленск король наградил за боевые подвиги против русских Богдана золотой саблей за храбрость, а в 1638 году с помощью того же короля он получил вторую после гетмана должность генерального писаря Запорожского войска.

Все попытки Хмельницкого добиться для казацкой верхушки (старшины) равных прав с польской шляхтой, за благополучие и богатства которой украинские казаки проливали кровь и тысячами гибли на поле брани, успеха не имели. Магнаты и богатая шляхта по-прежнему презирали казаков, которые всегда были для поляков «быдлом», «смердами», «холопами».

Сложившиеся отношения в обществе, взаимная вражда между поляками, украинцами, русскими, евреями, между богатой казацкой старшиной и казацкой голытьбой, между униатами и православными, вообще между богатыми и бедными были настолько сложными, что привели к социальному взрыву. И как закваска в тесте, как мощный катализатор, всегда бурлящая вольница – Запорожская Сечь. Русский историк В.О. Ключевский писал: «Все эти общественные силы… затягивали жизнь Малороссии в такой сложный узел, распутать который не мог ни один государственный ум, ни в Варшаве, ни в Киеве. Восстание Богдана Хмельницкого было попыткой разрубить этот узел казацкой саблей».*

По административным делам или по вызову короля Богдан часто наведывался в Варшаву. В одну из таких поездок на имение Хмельницких неожиданно напал сосед-шляхтич со своим отрядом и разграбил имущество Богдана. У давно овдовевшего Богдана была любимая женщина, на которой он со временем собирался жениться. Напавший на имение шляхтич силой увел женщину с собой, сделав ее наложницей. Бросившегося на помощь 10-летнего сына Богдана поляки запороли насмерть плетьми. Польский суд отверг все жалобы Хмельницкого. Не помог и король, к которому обращался Хмельницкий. Вот тогда-то Богдан и объявил близкому своему окружению о вооруженном выступлении против Польши.

Не успел он обратиться с призывом к народу, как был по доносу арестован, но сумел бежать в Сечь, где его восторженно приняли и избрали гетманом. В последовавших сражениях войско Богдана неоднократно одерживало победы. Восставшие беспощадно расправлялись с ненавистными им поляками, жгли их поместья. Всеохватывающему и самому большому по числу участников и продолжительности восстанию 1648 года под руководством Богдана Хмельницкого предшествовал целый ряд менее значительных, но достаточно грозных казацких мятежей. По свидетельству историков, «знамя этих казацких восстаний имело две стороны: лицевую и оборотную: на лицевой было написано: «Православная церковь и русская народность», а на оборотной стороне – «Воля мужикам и грабеж польских панов с их прикащиками и жидами».* Реки польской крови текли по украинской земле.

Безусловно, Хмельницкий мог добиться полного уничтожения польского войска, но он думал о будущем своего народа и знал, что поляки никогда не оставят Украину в покое, не простят ему своих военных поражений. Хмельницкому был нужен надежный и сильный союзник. Таким союзником могла стать только Москва. Поэтому он тайно обратился к Москве с просьбой принять Украину под власть русского царя и оказать военную помощь. Москва не прореагировала на обращение Хмельницкого. Восставшие продолжали сражаться, и вновь поляки понесли поражение. Победа Хмельницкого над Польшей продемонстрировала всему тогдашнему цивилизованному миру, что на Востоке Европы возникает новое государственное образование. Однако и войско Богдана вскоре терпит сокрушительное поражение от поляков. Встревоженный Рим и католическая Европа поддерживали Польшу. Ради сохранения свой власти на Украине Богдан был вынужден присягнуть польскому королю. Он не желал больше крови. Он был готов на любые жертвы, лишь бы добиться автономии в составе Речи Посполитой. Он вновь тайно посылает своих представителей в Москву с такой же просьбой – стать подданным русского православного царя и получить военную помощь. И вновь Москва промолчала.

Для Богдана обращение к Москве было вынужденным. Только одну цель преследовал гетман – получение максимальной автономии для Украины. Если бы в ту пору поляки сумели изменить свою отношение к украинцам, дать минимальные льготы казачеству, прекратить преследование православной церкви, снизить планку жестокой эксплуатации крестьянства, отдал бы Богдан себя под власть польской короны. Но украинские казаки и крестьяне всегда были для спесивой шляхты «быдлом и хлопами». Не почитали они и самого гетмана, смеялись над его «мужицким» войском, бахвалясь плетьми разогнать «смердов»…

Все еще державший в страхе Варшаву Богдан выдвигает польскому сейму условия, в числе которых значились свободный выбор веры, прямое подчинение украинского гетмана королю, предоставление места киевскому православному митрополиту в польском сейме наравне с католическим примасом. Возмущенные поляки отвергли эти условия, и вновь начались битвы между восставшими и поляками. Они шли несколько лет с переменным успехом. Богдан понимал, что обескровленная и экономически ослабленная войной Украина может лишиться завоеванной ею, пусть и формальной, видимой, по сути нереальной, но все же автономии в составе Речи Посполитой. Правителем в этом иллюзорном, но в какой-то степени все же суверенном государственном образовании стал бы Богдан Хмельницкий. Поляки продолжали притеснять украинских крестьян и не пустили представителя Хмельницкого, митрополита православного киевского в польский сейм. И вновь кровавая сеча. На сей раз сражение проигрывает Хмельницкий. Он соглашается на унизительный мир, просит извинения у польского короля, лишь бы сохранить свою власть.

Тяжело с позиций сегодняшнего дня давать оценку действиям Москвы. Почему она несколько лет затягивала ответ Богдану Хмельницкому, не оказывала ему помощи? Все могло быть. И свои междоусобицы и заботы… И своя экономическая слабость. И еще что-то, что никогда не станет нам известным… Не исключено, что русский царь мог сознательно выжидать, когда не только украинские, но и московские враги - Польша и Крымское ханство, ослабнут в беспрерывных сечах, и Украина, как созревшее яблоко, сама упадет в корзину зарождающейся Московской империи. Может быть, это был тонко продуманный дипломатический ход московских дьяков из Посольского приказа?* А может быть, стороны просто не понимали до конца друг друга? Тот же русский историк В.О. Ключевский пишет, что в Москве «смотрели на присоединение Малороссии с традиционно-политической точки зрения, как на продолжение территориального собирания Русской земли, отторжение обширной русской области от враждебной Польши к вотчине Московских государей»… И далее: в Москве «плохо понимали внутренние общественные отношения Украйны, да и мало занимались ими, как делом неважным»…**

Из обескровленной бесконечными сражениями с поляками Украины, ослабленной экономически вследствие разрушенного войной сельского хозяйства, (воевавшие на стороне Богдана крестьяне несколько лет хлеба не сеяли), уставшие морально и, не имея возможности прокормить себя, селяне тысячами уходили в сопредельные с Украиной русские земли. Массовый исход населения толкнул Богдана на отчаянный поступок. Он третий раз обращается к царю и недвусмысленно намекает, что будет вынужден обратиться к своим давнишним союзникам в борьбе против Речи Посполитой в 1648-53 г.г. – турецкому султану и крымскому хану. Москва поняла скрытую угрозу. Такие союзы опасны – запорожцы с татарами могли и города русские пожечь.

Настал благоприятный момент для обеих сторон, и в январе 1954 года в Переяславле перед казацкой Радой и московскими посланцами Хмельницкий, передавая царю грамоты, сказал: «Нам нельзя более жить без государя. Мы собрали сегодня… Раду, чтобы вы избрали из четырех государей себе государя. Первый – царь турецкий…; второй – хан крымский…; третий – король польский; четвертый –православный Великой Руси царь восточный. Турецкий хан – басурман… Крымский хан тоже басурман. Мы по нужде свели с ним, было, дружбу, и через то приняли нестерпимые беды, пленение и нещадное пролитие христианской крови. Об утеснении от польских панов и вспоминать не надобно. А православный христианский царь восточный одного с нами греческого благочестия; мы с православием Великой Руси единое тело церкви, имущее главою Иисуса Христа. Этот великий царь христианский, сжалившись над нестерпимым озлоблением православной церкви в Малой Руси, не презрел наших шестилетних молений, склонил к нам милостивое свое царское сердце и прислал к нам ближних людей с царскою милостью. Возлюбим его с усердием. Кроме царской высокой руки мы не найдем благоотличнейшего пристанища, а буде кто с нами теперь не в совете, тот куда хочет: вольная дорога».

По свидетельству историков казацкая старшина громко в голос приветствовала речь Богдана. И крик старшины, как зов, был подхвачен многотысячной толпой казаков и простого народа, собравшегося вокруг церкви, где происходило историческое действо, и, казалось, достигло самого неба: «Волим царя московского»…

Договор между «батькой Богданом» и Москвой был выгоден обеим сторонам. Москва расширила владения на Запад, получив под свое влияние огромную территорию, и остановила процесс продвижения католицизма на Восток. Украина получила передышку и избежала своего полного уничтожения католической Польшей.

«Батько Богдан» не верил Москве, которая преследовала, прежде всего, свои интересы, размещала в украинских городах усиленные гарнизоны, считая Украину своей территорией. Хмельницкий не был доволен складывавшейся в Украине ситуацией, и, скрывая свои намерения от Москвы, продолжал искать новых союзников, нащупывая дипломатические пути к укреплению государственности Украины. Гетман вел сложную и опасную политическую игру…

Через год после Переяславской Рады Швеция напала на Польшу. Хмельницкий был уверен в победе шведов и тут же вступил в тайный сговор со шведским королем о предоставлении Украине устойчивой самостоятельности после разгрома Речи Посполитой. В той сложной политической обстановке Москва тоже не очень-то доверяла своему новому подданному и союзнику и вела свою дипломатическую игру. Борьба за Украину то затихала, то вспыхивала с новой силой…

Хмельницкий всегда опасался сближения Москвы с Варшавой, и ему приходилось лавировать между Россией, Речью Посполитой и Швецией. Что бы там ни было, но именно союз с Москвой, не смотря ни на что, он считал самым перспективным…

Многолетняя русско-польская война в поддержку Хмельницкого, начавшаяся в 1654 году, закончилась подписанием в 1667 году Андрусовского перемирия*. По утверждению украинского историка канадского происхождения Ореста Субтельного, Москва и Варшава, договариваясь об условиях этого мира, даже не посоветовались с украинской стороной. Это вызвало недовольство казацкой верхушки – старшины. «По сути, по этому миру Казацкая Украина делилась пополам: поляки признавали суверенитет царя над Левобережьем, а московиты давали согласие на возвращение поляков в Правобережье. Относительно деликатного вопроса о Киеве решили, что город еще на два года остается под властью московитов, а позже будет возвращен полякам. Москва так и не выполнила этого пункта, постоянно удерживая Киев. Необозримые, фактически безлюдные земли запорожцев переходили под двойное польско-московское управление и должны были служить буфером против набегов татар.

В то время как обе стороны были довольны этим соглашением, для украинцев оно стало страшной политической катастрофой. Если Хмельницкому и Выговскому (укр. гетман, сменивший Хмельницкого после его смерти в 1657 – авт.) было достаточно сложно сохранять свободу действий, то для их преемников, куда более ограниченных иноземными правителями, сколько-нибудь независимая политика становилась невозможжной. Возвращение Правобережья шляхте и укрепляющееся убеждение в том, что Москва грубо нарушила взятые ею в 1654 году (по Переяславской Раде – авт.) обязательства защищать Украину от поляков, обе стороны Днепра охватили разочарование и гнев».**

Пришедшие к власти после смерти Богдана Хмельницкого гетманы больше смотрели в сторону Варшавы и за спиной Москвы вели с поляками переговоры о возвращении Украины в состав Речи Посполитой под названием «Великое княжество Русское». Россия в ответ на это увеличила свои гарнизоны в украинских городах; запретила без ведома Москвы избирать казаками нового гетмана; вести дипломатические переговоры и устанавливать контакты на любом уровне с представителями других государств. Эти шаги московского царя привели к новым конфликтам…

Сменялись гетманы… Одни из них принимали сторону Варшавы, другие с надеждой смотрели в сторону Москвы. Гетманы Левобережной Украины (промосковской) вели политику укрепления своей власти и государственности, стремясь добиться большей самостоятельности. Москва однозначно реагировала на это ссылкой в Сибирь… Гетман Правобережной Украины (пропольской) Дорошенко все же добился признания ее суверенности и был хитрой Варшавой провозглашен гетманом всей Украины. Однако, крестьянство и казачество не поддержали Дорошенко, и он был вынужден подчиниться гетману Левобережной Украины, то есть «поклониться» Москве. Русский царь лишил Дорошенко гетманского звания и на всякий случай поселил его навечно рядом с Москвой под «государево око».

Россия продолжала укреплять свое влияние в Украине, пробивала путь к черному морю. Турция противилась этому. Османская империя не хотела терять свои позиции в Украине.

Период многолетних войн, истощивший человеческие и материальные ресурсы всех участвовавших сторон и вошедший в историю Украины под названием «Руины», сродни русскому «Смутному времени», закончился договором между Россией и Турцией. Сломленный Стамбул признал вхождение Левобережной Украины в состав Российского государства. Москва делает ловкий дипломатический ход – она заключает с Варшавой новый договор, известный в истории, как «Трактат о вечном мире». Конечно, все это было тонкой политической игрой и ни о каком «вечном мире» и думать было нечего… По этому договору Речь Посполита получила под свою корону Правобережье, Галичину, Волынь**. Москве отходит Левобережье и Запорожье. Под власть турецкого султана попадает Подолье***.

Доставшееся Польше после разбойного дележа Правобережье было полностью опустошено беспрерывными войнами и обезлюдело. Украинские крестьяне тысячами уходили через Днепр в Левобережную Украину, где мощная Россия обеспечивала защиту от ненавистных турок и ляхов…

Особое место в истории Украины принадлежит Ивану Мазепе. Это был выдающийся государственный деятель казацкой Украины. По тем временам его следует отнести к образованнейшим умам Европы. Получив образование на Западе, он владел несколькими иностранными языками, слыл знатоком искусства и военного дела. Тончайший политик и дипломат, он поднял авторитет гетманской власти и сумел так обаять Москву, что в 1702 году царь Петр дал Мазепе высшую награду Державы Российской – Орден Андрея Первозванного. Мазепа был вторым награжденным этим Орденом в государстве Российском. В 1704 году Петр I поддержал предложение Мазепы, по которому гетман Левобережной Украины Мазепа становился гетманом всей Украины.

Петр высоко ценил дипломатический и военный талант Мазепы и постоянно пользовался его помощью и советами во время своих знаменитых Азовских походов против Турции. Гетман стал близким другом и советником русского царя в сложных отношениях между Москвой и Польшей. Мазепа пользовался у Петра абсолютным доверием, казалось, имел прочные отношения с Москвой и был предельно откровенен с царем. Он был нужен русскому царю как надежный политический союзник. За поддержку Москвы Мазепа щедро награждался русским царем земельными наделами, что являлось наилучшим показателем дружеских отношений между Петром и Мазепой при известном современникам рачительном отношении русского царя к государственной казне и его скаредности. Со временем Мазепа стал одним из богатейших людей Европы. Слыл широкой души меценатом. Покровительствовал развитию образования, науки, искусств, строительства. Денег на это не жалел.

В Северной войне Петра за выход России к Балтийскому морю активное участие принимали казачьи полки Мазепы и в ходе ожесточенных боев со шведами понесли большие потери. Казаки открыто выражали недовольство результатами боевых действий и своим гетманом – верным слугой Петра. Известно, что русский царь был славен безжалостным отношением не только к потерям союзников, но, прежде всего, и к своему русскому воинству. Во имя достижения победы он не считался ни с чем, в том числе и с людскими потерями. Недовольство в казачьих полках находило полную поддержку у жителей Украины, которые по договоренности между Мазепой и Петром были обязаны содержать русские войска и строить военные укрепления и дороги.

Мазепа все больше убеждался в том, что проводимые Петром реформы не будут способствовать развитию государственной автономии пока подвластной ему Украины. Стареющего гетмана обуревали сомнения в целесообразности сохранения дружбы с русским царем. Поэтому на неожиданно поступившее по тайным каналам предложение польского короля включить Украину в Польско-Литовскую федерацию Мазепа ответил согласием. При этом он исходил из того, что в этот период Речь Посполита была союзником шведов. Мазепа был в восторге от уже прославившегося военными успехами совсем юного шведского короля Карла XII, который казался ему непобедимым и более выгодным союзником в вопросе создания суверенного украинского государства. Верные гетману казачьи полки вошли в состав шведской армии, которая быстрым маршем двигалась на сближение с войсками Петра через территорию сытой и богатой провиантом и фуражом Украины, используя ее как плацдарм для планируемого захвата Москвы.

Наверное, Мазепа рассчитывал на то, что победившая Москву Швеция далека от захваченных ею земель, а соседка-Москва побоится тронуть защищаемую Швецией и Речью Посполитой гетманскую Украину, которая в качестве буферного государства для новых союзников гетмана будет сдерживать Россию от движения на Запад и Север. Надеялся Мазепа и на свой изворотливый ум и богатый дипломатический, военный и жизненный опыт, явно превосходивший молодого шведского короля.*

Мазепа призвал народ Украины подняться на борьбу против России и был уверен, что широкие массы крестьянства сразу же поддержат его. Полной неожиданность для гетмана явился отказ народа Украины воевать против русской армии. Однако Мазепу частично поддержала Запорожская Сечь. Казаки были уверены, что вышколенная на европейский лад и хорошо вооруженная армия шведов быстро расправится с русскими, и они смогут выторговать у короля особые льготы для запорожского казачества.

В битве под Полтавой летом 1709 года шведы были разбиты наголову и обращены в бегство. Почти все генералы ранее непобедимой шведской армии попали в плен к русским. Мазепа и его новый сюзерен Карл XII с верными гетману казаками бежали в Молдавию под защиту старого врага Москвы турецкого султана, где вскоре Мазепа умер. За предательство своего в прошлом верного друга, союзника и помощника Петр сравнял с землей гетманскую столицу Батурин, истребив там все живое. Была разрушена Запорожская Сечь. Все сторонники и сподвижники Мазепы были сосланы в Сибирь. Часть их была казнена…Остатки бежавших в Молдавию запорожских казаков избрали своим гетманом бывшего при Мазепе генеральным писарем знаменитого своей образованностью и грамотностью Филиппа Орлика. Именно этот гетман в изгнании в 1710 составил первую украинскую конституцию, вошедшую в историю Украины под названием «Пакты и конституции законов и вольностей Войска Запорожского между ясновельможным гетманом паном Филиппом (Пилипом) Орликом, новоизбранным Гетманом Войска Запорожского, и между старшиной, полковниками, а также названным Войском Запорожским». Этот договор между старшиной и запорожцами позже стал называться Конституцией Пилипа Орлика. Документ в те времена не имел аналогов в мире, утверждал последовательность, единство трех составных частей власти правового общества: законодательной (выборность Генеральной рады), исполнительной (гетман и старшина) и судебной.

Не менее знаменитым оказался и сын Пилипа – Грегор Орлик (1702-1759). Название «воздушных ворот» Франции аэропорт Орли произошло от одноименного названия того места под Парижем, где в 18 веке Грегор Орлик на землях своего имения построил родовой замок.

И что интересно: казалось, он должен был забыть Украину и дела своего отца, ибо вторая его родина все дала ему: известный политический деятель и дипломат, военный, маршал и граф Франции. Как пишет современный исследователь истории Украины Сергей Махун, «будучи достойным последователем своего отца, он продолжил его дело: пытался создать широкую коалицию европейских государств для борьбы с агрессивной политикой Российской империи. Его планам помешала Семилетняя война, во время которой он погиб в битве по Бергеном в 1759 году».*

Навечно осталось в истории Правобережной Украины движение гайдамаков.* Отряды гайдамаков вели партизанскую войну против польских магнатов и шляхты, защищая веру православную и право крестьян на свою землю. Это было мощное народное антиправительственное движение. На подавление партизанских отрядов гайдамаков были брошены объединенные польско-русские войска, и гайдамацкое движение было безжалостно разгромлено…

Уничтоженная Петром I после измены Мазепы Запорожская Сечь постепенно вновь восстанавливается, но с явно ограниченными правами. Имея целью полностью искоренить бунтарский дух запорожских казаков, Екатерина II после подчинения Крыма издает указ о ликвидации гетманщины. Таким образом, царизм окончательно ликвидировал остатки автономии Украины. Дабы впредь запорожцы не смогли более восстановить свою «вольницу», на землях, некогда принадлежавших казакам, царское правительство соорудило так называемую Днепровскую линию укреплений. Ликвидация Запорожской Сечи, которую царские правители всегда рассматривали как организующий центр в освободительных войнах и в восстаниях в Украине, стала возможной только после победоносных русско-турецких войн. Именно от былого могущества Османской империи исходила постоянная опасность возникновения конфликтных ситуаций в этих регионах Украины. Бывшие земли украинского казачества постепенно превратились в обычные провинции Российского государства.

Гетманщина – особый период в истории Украины. Сегодня многие украинские историки считают его судьбоносным. В этой связи интересна оценка О. Субтельного. «На протяжении почти столетия Гетманщина была центром политической жизни Украины. Хотя россияне и контролировали ее внешние сношения и военные кампании, а также постоянно вмешивались во внутренние дела, все же управление и социально-экономическая политика Гетманщины осуществлялась украинцами, им принадлежали ключевые позиции в судах, финансах, армии… Гетманщина стала для политических деятелей Украины начала ХХ столетия прецедентом украинского самоуправления… Пример самоуправления, который она дала, вдохновил многие поколения украинцев в их стремлениях создать свое собственное национальное государство».*

Окрепшие и усилившие мощь Пруссия и Россия провели первый (1772) раздел Польши, ослабленной в беспрерывных войнах за Украину. По этому разделу к России отошла значительная часть Белоруссии. По последовавшему вскоре второму разделу (1793) Правобережная Украина стала частью России. Третий раздел (1795) присоединил к России Волынь и Западную Белоруссию. Остатки польских земель были оккупированы Пруссией и Австрией. Россия к тому периоду включила в себя 80 процентов украинских земель. Галичина, Закарпатье* и Буковина** были захвачены Австро-Венгрией.

На вошедших в состав Российской империи землях энергично шел процесс экономического развития. Проводимые в обществе царские реформы коснулись и Украины. Улучшились материальные условия жизни украинского общества. Отмечался стремительный рост промышленности. Украина постепенно превращалась не только в сырьевой придаток России, но все более приобретала черты вновь образующегося промышленного и сельскохозяйственного центра в этом регионе Российской империи. Стремительно росли города, заводы, судоверфи, поглощая постоянно и неуклонно разоряющихся мелких сельскохозяйственных производителей. Однако, как и при владычестве ранее в этих регионах Польши, Австро-Венгрии, Турции, русский царизм по-прежнему продолжал национальное угнетение в Украине, ограничивая в правах украинское население, проводя политику русификации. Молодая украинская интеллигенция, особенно в западных регионах, принадлежавших Австрии, была уверена, что путь к национальному возрождению лежит через просветительскую деятельность среди малограмотного и забитого населения. В истории Украины печальный след оставили циркуляр 1863 года (известный как Валуевский***) и Эмский указ**** 1876 года, подписанный Александром II.

Этими государственными документами запрещалось преподавание на украинском языке в учебных заведениях, в том числе и в открытых в 1805 году Харьковском и Киевском (1834) Императорских Университетах. Резко ограничивались издания любого профиля на украинском языке. В ответ на это в Украине в 1868 году прогрессивно настроенные студенты и преподаватели Львовского Университета создают культурно-просветительское общество «Просвита» (Просвещение), которое вело активную работу в разных слоях украинского населения, прежде всего среди селян.

Чуть позже при финансовой и моральной поддержке интеллигенции из восточных регионов Украины в Львове было основано «Товарищество им. Т. Г. Шевченко». Оно консолидировало национально настроенные слои украинского общества, прежде всего интеллигенцию, студенчество, учащуюся молодежь. Большая роль в национальном становлении Украины принадлежит творчеству поэта и художника, революционного демократа Т.Г. Шевченко (1814 – 1861), оставшегося в памяти народа как Великий Кобзарь Украины. На формирование революционно-демократических взглядов Шевченко существенное влияние оказало не только окружавшая его крепостническая среда и угнетающее общество удушье царского самодержавия, но в большей степени на него воздействовали друзья – русские демократы и крепнущая российская революционная мысль.

Вместе с тем не все русские демократы приветствовали развитее национального самосознания в Украине. Некоторые из них, к сожалению даже такой известный в истории России литературный критик В.Г. Белинский, стояли на позиции открытого шовинизма. Они полностью разделяли и приветствовали точку зрения сановников, определяющих внутреннюю политику Российской империи. Позже эту точку зрения четко выразил Министр внутренних дел России П.А. Валуев: «… Какой там еще украинский язык? Нет такого языка, не было и не будет».


Полностью - по ссылке выше.
Моргенштерн
 
Сообщения: 3483
Зарегистрирован: 09 сен 2008 14:05
Откуда: Киев

Re: хорошее интервью Санникова

Сообщение 1071 » 18 авг 2011 08:05

Интервью, действительно, хорошее. Только такие интервью надо было раздавать до 1991 года...
1071
 
Сообщения: 155
Зарегистрирован: 21 фев 2007 20:01


Вернуться в Обсуждение текущих событий

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Google [Bot] и гости: 2

cron
Not able to open ./cache/data_global.php