Борман, Мюллер, Пьер де Вильмаре

Все новости, события, скандалы обсуждаются и комментируются здесь

Борман, Мюллер, Пьер де Вильмаре

Сообщение Моргенштерн » 11 июл 2013 10:36

Александр Владимирович ФОМЕНКО
политолог

Досье «Сарагоса» Пьера де Вильмаре
Борман и Гестапо-Мюллер после 1945 года...

Осенью 1990 года, сидя в уютной гостиной дома Пьера де Вильмаре в Нормандии, я впервые услышал от него, что Мартин Борман вовсе не погиб в бункере в 1945 году, — и поежился. Но ветеран деголлевских спецслужб и автор многочисленных исторических исследований спокойно продолжал объяснения: «Я это знаю, потому что я сам перевозил его в моей машине в 1947 году в Австрию, а затем он, через Швейцарию, оказался в Аргентине... Я рассказывал обо всем этом в европейских газетах. И никогда известные историки, гораздо более известные, нежели я, великие историки — не пытались выяснить, является это правдой или нет. Была полная тишина! Нет никакой возможности выяснить истину в деле Бормана. Все блокировано...»
Суть этой версии сводится к тому, что Борман в 1945 году исчез из берлинских развалин, через пару лет перебрался в Латинскую Америку, умер в январе 1959 года в Парагвае и был похоронен на немецком кладбище в местечке Ита, на юге Асунсьона. Но три или четыре года спустя его останки были перевезены в Берлин и вновь захоронены на месте уже запланированных строительных работ. Зимой 1972/73 года их, разумеется, нашли строители — что послужило доказательством смерти «серого преосвященства» фюрера в 1945 году.
В интервью газете «Орор» 30 июля 1974 г. де Вильмаре обвинил западногерманского прокурора, ведшего берлинское дело, в попытке использовать обнаружение останков как повод для закрытия «досье Бормана». Несмотря на то, что стоматолог Райдар Зогнэс обнаружил в челюсти, принадлежащей скелету Бормана, остатки очень специфической глины — и именно из местечка Ита в Асунсьоне! Глины, не существовавшей в Берлине! Историк и юрист Хью Томас пытался обратить внимание прессы и специалистов на эту странную «деталь», но, разумеется, безуспешно.
В те годы и Советы, и Запад по разным причинам были равно заинтересованы в закрытии дела Бормана — как, впрочем, и дела Мюллера.
Причины эти разъясняются в новой книге, вышедшей в 2002 году в серии «Разведка и тайная война», научный совет которой пестрит именами и званиями историков и отставных разведчиков. Получив в 1995–1996 гг. около сотни документов из досье «штази» на Бормана (с помощью Томаша Мияновича, постоянного корреспондента «Свободной Европы», и при посредстве пастора Гаука, под чьим контролем находились восточногерманские архивы после падения Берлинской стены), де Вильмаре сумел существенно дополнить свою версию послевоенной «большой игры» с участием «политических призраков». Автор погружает читателя в предысторию и подробности той многолетней тайной операции, в которой, начиная с поворотного в военном отношении 1943 года и вплоть до не менее поворотного, в отношении политическом, 1951-го, участвовали руководитель советской контрразведки СМЕРШ Виктор Абакумов, Мюллер и Борман. «Первый — с благословения Сталина; остальные— без ведома Гитлера, но при очевидном потворстве Гиммлера», — утверждает де Вильмаре.
Именно участием в «большой игре» со Сталиным объясняет де Вильмаре и жесткое сопротивление Бормана попыткам военных создать союзную вермахту отдельную Русскую армию, и ту поразительную медлительность и пассивность, которую Мюллер и Гиммлер проявили непосредственно перед и в день покушения на Гитлера 20 июля 1944 г. — хотя о заговоре они знали заранее. Впрочем, после провала покушения Мюллер действовал достаточно решительно и хладнокровно — против ненавистного англофила Канариса, явно не имевшего «провосточных симпатий».
Ссылаясь на данные, полученные им после войны от людей из близкого окружения Бормана и Мюллера, а также на многочисленные южноамериканские публикации 1947–1950 годов, автор утверждает, что Борман намеревался после войны возглавить Германию, союзную с СССР, — как это было в идиллические времена договора в Рапалло или пакта Молотова–Риббентропа. А Мюллер видел себя великим полицейским — стражем этого «нового евразийского порядка». Впрочем, в случае отказа Москвы они были готовы предложить услуги своей сети и Западу в случае его нового — и неизбежного, по их мнению — конфликта с Востоком.
Не все их надежды сбылись, но все-таки Мюллер и Борман сумели — каждый по отдельности — продолжить после 1945 года достаточно бурную деятельность. Причем вдалеке от следователей и судей Нюрнбергского трибунала, которые, под неусыпным оком союзнических спецслужб, старались свалить ответственность за все несчастья России и Европы на менее удачливых руководителей нацистской Германии, не запятнав при этом чистых риз победителей.
За кулисами же, как и в довоенное время, продолжалась реальная работа реальных людей, не особенно обращавших внимание на политические ярлыки, ими самими и расклеивавшиеся. Согласно де Вильмаре, уже 10 июля 1944 г. на встрече в Страсбурге с ведущими промышленниками и банкирами страны Борман и Мюллер конкретизировали планы по переводу за границу около 700 миллионов долларов — трех четвертей тайной имперской казны. С этого времени в испанской Сарагосе начала действовать группа немецких дипломатов и предпринимателей, ставшая неформальным экономико-политическим штабом Бормана — вплоть до его окончательного отъезда в Аргентину.
Именно он руководил размещением (в Южной Америке и Турции) фондов Третьей империи и созданием на их основе своеобразной холдинговой группы. С последующим вливанием больших объемов этих средств в растущую экономику ФРГ: в течение четырех или пяти лет, начиная с 1950 года, при посредничестве группы Тиссена было репатриировано более половины южноамериканских авуаров Бормана (около 400 миллионов золотых долларов).
При этом соглашение с Абакумовым «о ненападении» строго соблюдалось, и сеть Бормана в Южной Америке не вела никакой деятельности протии СССР. Более того, тамошняя немецкоязычная пресса, вроде «Дер Вег», критиковала только американскую политику и открыто прославляла советско-германский пакт 1939 года.

Но если в 1938 году на обложке вполне либерального журнала «Тайм» красовался портрет очередного «человека года» — канцлера Адольфа Гитлера, то Борману и Мюллеру в 1948-м приходилось вести себя куда скромнее. За их передвижениями неусыпно следили все заинтересованные лица и организации — в книге помещены копии донесений американских, западно- и восточногерманских агентов: 1945, 1946, 1950 и даже 1960 годов.
Впрочем, за ними лишь следили и особенно не беспокоили. Когда, например, 16 июня 1948 г. глава ФБР Эдгар Гувер поставил Трумэна в известность относительно присутствия Бормана в Буэнос-Айресе, президент США не особенно заволновался. В Буэнос-Айресе, кстати, Бормана принимал у себя в доме генерал Умберто Соса Молина, министр обороны Аргентины и соратник генерала Перона. («Он же вдохновлял в 1952 г. путч Нагиба и Насера, с целью свержения короля Фарука», — походя добавляет автор.)
А когда известный «охотник за нацистами» Симон Визенталь появился в Аргентине, ему объяснили видные члены тамошней еврейской общины (допущенные Борманом до управления его фондами), что организация бывшего рейхсляйтера — это очень влиятельная финансово-промышленная группа, чьи интересы простираются поверх идеологий.
Тогдашний представитель Визенталя в Аргентине Шимон Самуэльс задним числом (в сентябре 1993 г.) признал в газете «Пахина 12», что в этой стране сам «Израиль заморозил наши поиски нацистских военных преступников». В том же 1993 году Цви Ашарони, один из участников захвата Эйхмана, рассказал этой же газете, что в свое время директор «Моссад» запретил своим людям трогать ферму Йозефа Менгеле, чье местоположение было им известно: Бонн и Тель-Авив договорились. (28 декабря 1993 г. «Юманите» перепечатала эту информацию без комментариев — и еврейская община Франции промолчала.)
Так же реалистично поступала, впрочем, и верхушка нацистской партии — когда дело касалось их собственного окружения. Стоило государственному радио отстранить от микрофона, из-за вскрывшегося еврейского происхождения, советского агента журналиста Броннера, как его покровитель Геббельс вмешался лично: «Это — друг. И это — мое дело!» Совсем как Геринг, который говорил: «У меня свои евреи! Оставьте их в покое!» И оставляли... (Этого Броннера автор книги в 1947 году обнаружил в узком кругу интеллектуалов, группировавшихся вокруг Вальтера Ульбрихта, коммунистического вождя Восточной Германии.)
Вообще, по мнению де Вильмаре, «с 1935 по 1941 год Гитлер, Розенберг, Гейдрих, Мюллер — все поддерживали идею отправки евреев в Палестину. Ялмар Шахт, министр финансов Гитлера, даже отправился в 1938 г. в Лондон, чтобы убедить англичан облегчить евреям Европы достижение этой земли обетованной. Но англичане отказали. Они рассматривали Палестину как свой собственный заповедник. <…> Несколькими месяцами позже Эйхман предлагает обязать Францию разрешить эвакуацию около 4 миллионов европейских евреев на Мадагаскар, где они могли бы основать свое собственное государство. Гитлер находит проект столь замечательным, что 18 июня 1941 г. сообщает о нем Муссолини. Виши1 отказывается. Все остается на бумаге...»
Автор привлекает внимание читателя к весьма странному обстоятельству. Несмотря на то, что Адольф Эйхман подчинялся по службе Мюллеру с 1939 г., когда подотделы по еврейским делам были присоединены к IV Управлению ведомства имперской безопасности, ни следователи Нюрнбергского трибунала, ни израильские следователи и судьи, занимавшиеся делом Эйхмана, предпочли особо не интересоваться его начальником. И в знаменитых мемуарах Эйхмана, отредактированных им в тюрьме и опубликованных посмертно, нет никаких подробностей относительно деятельности «шефа».
«Даже если Мюллер числился пропавшим или убитым в пору Нюрнбергского процесса, — пишет де Вильмаре, — есть все основания удивиться тому, что он также исчез и из сотен работ, посвященных Холокосту, где его имя упоминается лишь походя и без комментариев». А ведь после 1941 года он лично курировал все эти вопросы как на захваченной вермахтом внутренней территории России, так и в Прибалтике, Белоруссии, на Украине, и на Западе: в Скандинавии, Нидерландах, Бельгии, Франции и даже Швейцарии, «территорию которой бороздили, безо всяких законных оснований, следователи гестапо и СД».

Согласно де Вильмаре, первые годы после войны— до падения Абакумова — никто не мешал Мюллеру заниматься созданием спецслужб ГДР (sic!). Автор утверждает, что в Чехословакии (на чешской стороне Эрцгебирге, у Хомутова, у Карловых Вар, у Бора, к западу от Пильзеня и на чешской стороне Богемских гор) существовали тайные центры подготовки агентов и коммандос, предназначенных для заброски в Западную Германию: «И именно Хайнрих Мюллер и генерал Ханс Раттенхубер, бывший начальник личной охраны Гитлера <…> руководили этими центрами, под наблюдением ставки советских спецслужб в берлинском районе Карлсхорст и ее представителя в Лейпциге».
В специалистах недостатка не ощущалось: по оценкам автора, от 80 до 100 тысяч немцев сразу после войны жило среди беженцев по подложным паспортам — Мюллер начал их выдачу кадровым сотрудникам гестапо еще в феврале 1944 г. И после войны только в Южную Америку и на Ближний Восток2 – в основном в Сирию и Египет — сумели перебраться около 20 тысяч человек. (В Каире, Дамаске, Саудовской Аравии и Ираке уже к середине 1950-х гг. немецкие компании, под южноамериканскими вывесками, потеснили англо-американцев.)
Большое количество своих людей Мюллер задействовал в обеих частях Германии. В 1951 г. канцлер Аденауэр признал, например, что 134 бывших сотрудника Риббентроппа получили места в западногерманском МИДе. Среди них была дюжина знакомцев Мюллера. Десятки высших офицеров абвера, СД, гестапо были имплантированы Мюллером в западногерманскую разведку БНД в качестве восточногерманских агентов. (Так, Хайнц Фельфе, бывший сотрудник аппарата Гиммлера, стал шефом управления контрразведки БНД. Через пять лет он был осужден на 14 лет за шпионаж в пользу СССР, после освобождения в 1967 г. уехал на восток, а в 1991 г. оказался уже в объединенной Германии.)

Мюллер всегда презирал Запад и не всегда скрывал своего восхищения СССР: он, похоже, был искренним энтузиастом пакта Молотова–Риббентроппа. Пауль Леверкюн, один из помощников адмирала Канариса, рассказывал автору книги в 1950 году, что «в пору сотрудничества гестапо и НКВД эйфория достигла такой степени, что в августе 1940 г. Мюллер предложил верховному командованию вермахта (до конца 1941 г. распоряжавшемуся во Франции) создать специальное подразделение с целью поддержания максимальных контактов с остатками коммунистической партии».
«Для всех нас, — говорил тогда Мюллер своим помощникам, — враг — это Англия и Виши!» Когда в сентябре 1940 года заместитель шефа СС во Франции Карл Бёмельбург предложил арестовать французских коммунистов, «которые лишь частично поддерживают игру в сотрудничество с нами против агентов британского империализма в южной зоне» Франции (то есть международно признанного тогда правительства Французского государства во главе с маршалом Петэном), Мюллер просто не позволил провести необходимые облавы.

В известном разговоре с Шелленбергом в 1943 году шеф гестапо даже называл советское влияние в Европе «неизбежным следствием исторического развития, свойственного нашей эпохе, особенно если иметь в виду духовную анархию нашей западной культуры — включая и идеологию Третьей империи. Национал-социализм — не что иное, как куча навоза в этой духовной пустыне. Напротив, все видят, что в России развивается действительно чистая духовная и биологическая сила. Духовная и материальная революция, к которой стремится коммунизм, предлагает своего рода положительный заряд — в противоположность нашему западному негативизму».
Вполне буржуазный Шелленберг был совершенно сбит с толку: Мюллер говорил об арестованных им советских агентах из знаменитой «Красной капеллы» как о «чистых прогрессивных революционерах, обладающих уверенностью в себе, которая полностью отсутствует у наших западных интеллектуалов, за исключением, может быть, некоторых членов СС »3.
Закончил же он предложением скорее договориться со Сталиным: «Это был бы такой удар, от которого бы Запад, со своим сатанинским лицемерием, никогда бы не оправился...»
Все это может показаться весьма удивительным, но только если не вспоминать о том, что слово «национал-большевизм» не всегда было ругательным в среде сторонников всего нового и прогрессивного. Ведь 15 июля 1934 года заявил же известный коммунист Карл Радек в «Известиях», что не существует причин, по которым немецкий фашизм и Советская Россия не могли бы идти нога в ногу. Ведь фашистская Италия и Советская Россия уже являлись к тому времени хорошими друзьями...
Подобные настроения в Германии олицетворял, в частности, знаменитый полковник Вальтер Николаи, бывший начальником разведки кронпринца (наследника престола) в годы Первой мировой войны, шефом военной разведки — вплоть до 1925 года. В 1917 г. он организовал отправку из Швейцарии — через Скандинавию — в Россию знаменитого поезда с 224 революционерами, из которых добрых два десятка были его собственными (!) агентами. Николаи принимал самое деятельное участие и в интригах, предшествовавших приходу Гитлера к власти, но затем, в борьбе за место начальника военной разведки, проиграл адмиралу Канарису4. (Который при этом утверждал, что «Николаи в своей завороженности отдельными большевиками дошел до степени “настоящего друга Москвы”».) «Это именно Николаи, — пишет де Вильмаре, — с конца 1919 г. продвигал концепцию тайных германо-советских соглашений, чьим повторением стал договор 1939 г.»
Интересна также фигура генерала Рудольфа Бамлера, руководившего в 1938–1939 гг. управлением III F абвера. На этом посту он показал себя настолько фанатичным нацистом и сторонником сближения с СССР (после 1937 г.), что Канарис отправил его сначала в Данциг, а затем в Норвегию. Попав в плен на Восточном фронте, он делил дачу с фон Паулюсом и впоследствии состоял в той же в группе Абакумова (в Карлсхорсте), руководя школой тайных полицейских агентов, работавших на К-5 — предшественника восточногерманского МГБ.

Де Вильмаре удивляется, что с тех пор как Шелленберг в своих, откровенно цензурованных, мемуарах бросил фразу о том, что, по его мнению, начиная с 1943 года Мюллер находился в связи с советскими секретными службами, никто не пытался прояснить этот вопрос. Вокруг фигуры шефа гестапо словно существует некая «фигура умолчания». Например, глава западногерманской разведки Гелен в своих мемуарах не раз говорит о том же Шелленберге, но никогда — о Мюллере! «Чрезвычайно противоречивый историк Дэвид Ирвинг, которого наши “комиссары мысли” последние два десятка лет зовут “ревизионистом”, — иронизирует де Вильмаре, — подготовил французскую версию мемуаров Рейнхарда Гелена — и не обратил внимания на это умолчание».
Хотя при желании можно было бы внимательнее присмотреться к некоторым странным событиям в жизни шефа гестапо. Например, согласно данным, полученным де Вильмаре в немецких архивах, после 1937 года Мюллер располагал 2450 сотрудниками, внедренными в дипломатический корпус. При этом и в самом Министерстве иностранных дел существовали советские агенты, и во многих немецких посольствах — не только в Токио или Вашингтоне, но и в Париже, Брюсселе, в Швейцарии. И — никаких проблем, «за исключением четырех или пяти дел, начатых после 1941 года. Слепота или пассивность людей Мюллера поражает».
Мюллер так никогда и не потревожил ни Жака Дюкло, ни других товарищей из аппарата французской компартии, связанных с Москвой. И это вовсе не гестапо, а служба прослушивания военной разведки (абвера) и подразделения полевой жандармерии, подчинявшейся вермахту, осенью и зимой 1941/42 года начали потихоньку вскрывать советскую разведывательную сеть «Красная капелла», которой, по утверждению де Вильмаре, знаменитый Леопольд Треппер руководил вместе с Мюллером. Дескать, именно поэтому «дирижер» так легко выскользнул из гестаповского заключения 13 сентября 1943 г. — и ни один из подчиненных Мюллера не понес наказания! Хотя обычно в случаях побегов Мюллер легко отправлял провинившихся тюремщиков на смерть. (Похоже, что у Треппера были основания опасаться разоблачений: не зря же он 22 октября 1974 года в последнюю минуту отказался встретиться с историком в телестудии — лицом к лицу.)
Сам де Вильмаре попытался проследить послевоенную судьбу Мюллера до самого конца. Большое значение придает автор роли генерала Виктора Абакумова — руководителя контрразведки СМЕРШ, а затем и министра государственной безопасности (при этом называя Жданова «покровителем, если не другом, Абакумова, разделяющим его антисемитизм»).
Он утверждает, что «шеф контрразведки и его люди принадлежали к антисемитскому аппаратному клану, который интриговал вокруг Сталина, особенно начиная с 1949 года». Именно поэтому якобы они столь тесно работали с Мюллером даже и после войны. Французский историк утверждает, что вплоть до лета 1951 года, когда он был отстранен от своих обязанностей (на него было заведено дело, которое вел его противник генерал Серов), Абакумов держал под рукой многие тонны документов, захваченных в Германии и ставших впоследствии «Особым архивом» при Совете Министров СССР.
Даже после падения Абакумова Мюллер продолжал курсировать, до осени 1952 года, между Брно, Лейпцигом, Берлином (Карлсхорст) и Москвой. Лишь после ХIХ съезда, когда все его покровители покинули ЦК, он решил переместиться в Южную Америку. Но в 1954 году не кто иной, как генерал Иван Серов приказал шефу чехословацкой разведки Рудольфу Бараку найти и доставить Мюллера в Москву — живым (об этом сообщил автору сам, ныне покойный, Барак).
Операция по поимке Мюллера была проведена столь безупречно, что послужила образцом для агентов «Моссад», когда через несколько лет они захватили Эйхмана. Очнувшийся ото сна только в самолете Мюллер был доставлен в Прагу, где с ним пытались беседовать чехословацкие товарищи. Мюллер считал себя достаточно важной птицей и согласился говорить только со своим старым партнером— советским генералом Коротковым, специально приехавшим в Чехословакию. Затем Мюллера отправили в Москву, и конец его неизвестен. (Надо сказать, что де Вильмаре называет версию американского автора Грегори Дугласа о Мюллере — агенте американцев — «романной», а самого его — «неким московским агентом влияния в США».)
Разумеется, что ни советские, ни российские спецслужбы никогда не пускались в объяснения относительно всех этих странных догадок и свидетельств. Если факт смерти Бормана в 1959 году в Парагвае был все-таки упомянут в газете «Совершенно секретно» (№ 4, 2000), то по поводу Мюллера продолжается молчание. Французский автор считает причиной этого политкорректное нежелание привлекать излишнее внимание и к истории нацистско-советского сотрудничества до и после 1939 года, и к весьма прагматичному использованию бывших нацистов после 1945 года. И добавляет: «Со своей стороны, ни Бонн, ни американские секретные службы в Германии никогда не желали признавать проникновения в свои структуры агентов не только КГБ, но и Мюллера — причем еще до КГБ». И это совсем не удивительно: запретили же в свое время в Соединенном Королевстве книгу, из которой следовало, что английский куратор антисоветского прибалтийского сопротивления был советским агентом...

В первый раз рассказывая мне о своих встречах с Борманом, де Вильмаре так объяснял внутренний смысл своей исследовательской работы: «Я ищу такие документы, которые показывают, что история — не такая простая вещь...»
И знакомство с его книгами лишний раз позволяет задуматься об этом. Вскрывая подоплеку и взаимосвязь, казалось бы, весьма далеких друг от друга событий, де Вильмаре предлагает читателю не одномерную, но стереоскопическую картину истории.


1 В это время Мадагаскар, наряду с другими частями французской колониальной империи, находился под юрисдикцией правительства маршала Петэна в г. Виши.
2 Прославленный Фредериком Форсайтом тайный канал переброски людей за границу Германии «Одесса» касался лишь некоторых кланов СС. Автор книги утверждает, что существовало еще семь или восемь каналов, и, например, канал «Паук» еще в 1949 г. находился под контролем Бормана.
3 Последнее сравнение «прогрессивных революционеров» с «некоторыми членами СС» выпало из советского перевода «Мемуаров».
4 В 1934 г. Николаи стал директором Института истории новой Германии и одновременно возглавил Бюро по еврейским делам при МИДе.

http://webcache.googleusercontent.com/s ... /3bffbbe6/

-----

Речь идет об этой книге http://www.amazon.fr/dossier-Saragosse- ... +saragosse

Кстати, я сам не знаю, как правильно транскрибировать фамилию автора Villemarest, одни пишут его как Вильмарест, другие как Вильмаре. Это стариннейший французский род и тут нужно просто КОНКРЕТНО ЗНАТЬ как - обычные правила чтения тут не подходят. А книга любопытная, вот только французский мой совсем плох. :)) По Николаи, кстати, Вильмаре ошибается, ни к каким евреям он в Рейхе отношения не имел.
Моргенштерн
 
Сообщения: 3483
Зарегистрирован: 09 сен 2008 14:05
Откуда: Киев

Re: Борман, Мюллер, Пьер де Вильмаре

Сообщение Моргенштерн » 11 июл 2013 20:03

Оглавление

Предисловие генерала Андре Баша
Введение
Глава 1
«Делиус» и потом «Кент», одни и те же свидетельства
«Делиус» и операция МАКС
В марте 1945 года Мюллер организует сеть для действий в тылу (Стэй-бихайнд)
Процесс в Москве и в Париже
Глава 2
Ключи к сногсшибательному взлету
Странное «самоубийство» племянницы Гитлера
Тень Райнхарда Гейдриха
Жена Гейдриха рассказывает о «заговоре» 9 марта 1933 года
Глава 3
Восхождение баварца
Часто недооцениваемый контекст
Мюллер, спорный, но пришедший к власти
Странный полковник Вальтер Николаи
Первый шаг к пакту 1939 года
Глава 4
Полицейские против военных: в Берлине и в Москве
Гейдрих и Мюллер, производители фальшивок
Гекатомба Советского Союза
Разжалование немецкого верховного главнокомандующего
И снова сеть Николаи
Глава 5
Советские сети под носом у Гестапо-Мюллера
Изобилие инфильтрованных агентов
Легальный и нелегальный аппараты советских спецслужб в Германии
Польша, первая жертва пакта
Глава 6
Охота за человеком и еврейский вопрос
Смешанные команды Гестапо и НКВД
Мюллер и еврейский вопрос
Факты, которые игнорируются большинством
Отражение во Франции
Глава 7
Генрих Мюллер и Красный Оркестр
Кто защищал Грету Кукхоф?
Показательный анализ
Игра между Гиммлером, Борманом и Кальтенбруннером
Австриец в административной власти
Глава 8
Двойная игра на службе противнику
Молчание «специалиста»
За МАКСом и другими: генерал В.С. Абакумов
Зондеркоманда против Красного Оркестра
Странные побеги, но без наказания для охраны
Расследователи рассказывают больше арестованных
Глава 9
Виктор Абакумов у кончика нити
Рождение Хакке
Свидетельства перебежчика Михала Голеневского
Спецбюро вмешивается
«Пит» Бэгли и сообщение Петра Дерябина
Глава 10
Красная тройка
Странный переход в Москву
Зондеркоманда идет на восток
Молчание Гестапо-Мюллера
Подозрения ГРУ в 1943 году
Стенографистки Мартина Бормана
Глава 11
Резкие перепады летом 1944 года
Меморандум Йозефа Геббельса
Истинное бюрократическое бешенство
Но также и коммунистических любовниц
Мюллер и покушение 20 июля 1944
Глава 12
Операция Выживание
Изобретатель промышленного шпионажа
Маскировка человека
Сокровищница в выдвижных ящиках
Август 1944, конференция в Страсбурге
Сети, ловящие одна другую
Глава 13
Побег из Берлина
Посвященные знали, где им соединиться
Личный бункер Генриха Мюллера
Эвакуация из бункера
Борман на открытом воздухе
Окончательные планы Гестапо-Мюллера
Последние встречи
Глава 14
Каждый ищет свой знак
«Тиком» приходит к концу иллюзий
Проверка сведений из архивов
Восточные немцы наблюдают
Погоня по следу
Мюллер ведет собственную игру
Никаких шансов для Кальтенбруннера
Глава 15
Досье Сарагоса
Хорошо размещенный информатор
Южноамериканские дела сети Бормана
Французы работают на Хакке
Ностальгия идиллии пакта
Риск, взятый на себя Риком
Глава 16
Фройде вызывает Бормана в Аргентину
Русский специалист подтверждает
Пристанище гроба Мануэля де Фаллы
Операция «Бренди»
К-5 (предшественник Штази) берет под локоток
Миссия Эвиты Перон в Европе
Будущая супруга Кёрка Дугласа
Обходной маневр на Ближнем Востоке
Смерть в конце следа
Глава 17
Сага Мюллера
Кто слишком откладывает
Абакумов вмешивается в немецкие дела
Подготовка восточными немцами трамплина на Запад
Мюллер и Раттенхубер в руководстве тайной полиции
Глава 18
Побег в Южную Америку
Раттенхубер в сите
Первые заброски агентов на Запад
Панцингер и Паннвиц возвращаются на Запад
Конец Абакумова
Гестапо-Мюллер сбежал
Глава 19
Иван Серов Рудольфу Бараку: Похитьте Мюллера!
Советизация без границ
Ослабление на поверхности
Сближение и похищение
Конец «великого полицейского»
Странные подъемы и очень верные поклонницы
Глава 20
Раздел припрятанных денег, в тени Аденауэра
Шахт, Абс, Пфердменгес, Ахенбах
За Конрадом Аденауэром, удивительный симбиоз
Двойная и многосторонняя игра, под прикрытием холодной войны
Сеть гауляйтеров в 1953
Эрнст Ахенбах, адвокат и переговорщик
Дело Тиссена
Глава 21
Великое молчание, на Востоке и на Западе
Моссад прекращает всю операцию
Молчание из Москвы
Приложения
Индекс


----
Переводил оглавление, не читая книгу, потому не уверен, что по смыслу перевел правильно. Это только для общего представления
Моргенштерн
 
Сообщения: 3483
Зарегистрирован: 09 сен 2008 14:05
Откуда: Киев

Re: Борман, Мюллер, Пьер де Вильмаре

Сообщение Моргенштерн » 12 июл 2013 19:04

http://archive.frontpagemag.com/readArt ... ARTID=5380

Забавно, значит был и перевод на английский язык этой же книги.

http://www.amazon.com/Untouchable-prote ... 1904997023
Только что-то коммент читательский не очень

Вот вкусненькое из интервью:

Villemarest: Bormann died of cancer in January 1959 in Paraguay (my investigations led me there). His role bothered Bonn so much that his bones had to be brought back secretly so as to be buried and suddenly discovered, and thus his case could be closed forever. I denounced this deception in L’Aurore (a daily with a print run of 350,000) on a whole page. Bonn preferred not to react… As for Muller, after being kidnapped in 1955 by Rudolph Barak for the Soviets, and being exfiltrated to Prague to be interrogated by Aleander Korotkov, he was taken back to the USSR, and all traces of his existence were lost at the beginning of the 1960’s, somewhere in central Asia, which was still Soviet at the time. His death remains a mystery.
I asked his family, his relatives and close friends, his three mistresses as well as the Mossad and other “services”, but nothing came out of it. Only Moscow knows the end of this story.

И поляки ее переводили

http://lubimyczytac.pl/ksiazka/154156/b ... ch-stalina
Причем название прямое как угол дома - Борман и Мюллер на службе Сталина
Моргенштерн
 
Сообщения: 3483
Зарегистрирован: 09 сен 2008 14:05
Откуда: Киев

Re: Борман, Мюллер, Пьер де Вильмаре

Сообщение Моргенштерн » 12 июл 2013 19:12

http://www.aquilion.com/PdV_untouch.htm

Еще о книжке

Тут даже есть ее оглавление (даю на английском)

Table of Contents

Photographs and Documents between pages 33 and 38, 65 and 70, 97 and
100, 129 and 140, 161 and 164, 193 and 206, 225 and 228, 289 and 296,
410 and 411, 417 and 440

Preface by Vladimir Bukovsky

Introduction by General André Bach

Foreword

Chapter 1
1.1 - “Delius” and “Kent” tell the same story
1.2 - “Delius” and Operation Max.
1.3 - Müller organises “Sleepers” in March 1945
1.4 - Confirmation by a certain Mr Kent
1.5 - A Moscow trial in Paris

Chapter 2
2.1 - Key to a meteoric rise
2.2 - The curious “suicide” of Hitler’s niece
2.3 - In the shadow of Reinhard Heydrich
2.4 - Heydrich’s wife describes the “coup” of 9 March 1933

Chapter 3
3.1 - The rise of the Bavarians
3.2 - A frequently underrated situation
3.3 - Müller is challenged, but promoted
3.4 - The curious case of Colonel Walther Nicolai
3.5 - First steps towards the Pact of 1939

Chapter 4
4.1 - The police versus the army, in Berlin and Moscow
4.2 - Heydrich and Müller become forgers
4.3 - Massacre in the Soviet Union
4.4 - The dismissal of the German Army High Command
4.5 - Nicolai’s spy ring again

Chapter 5
5.1 - Soviet networks under Gestapo Müller’s nose
5.2 - A string of infiltrated agents
5.3 - The legal and illegal apparatus of the USSR in Germany
5.4 - Poland, first victim of the alliance

Chapter 6
6.1 - Manhunts and the Jewish question
6.2 - Joint Gestapo and NKVD units
6.3 - Müller and the Jewish question
6.4 - Some little-known facts
6.5 - Extension into France

Chapter 7
7.1 - Heinrich Müller and the Red Orchestra
7.2 - Who was protecting Greta Kuckhoff?
7.3 - A revealing analysis
7.4 - The game played by Himmler, Bormann and Kaltenbrunner
7.5 - An Austrian heads the administration

Chapter 8
8.1 - Playing a double game to serve the enemy
8.2 - The silence of the “expert”
8.3 - Behind Max and the others: General V.S. Abakumov
8.4 - The Sonderkommando confronts the Red Orchestra
8.5 - Mysterious breakouts, but the jailers go unpunished
8.6 - Interrogators give away more than their prisoners

Chapter 9
9.1 - Viktor Abakumov on the line
9.2 - The birth of Hacke
9.3 - Defector Michel Goleniewski’s testimony
9.4 - The Spetsburo intervenes
9.5 - “Pete” Bagley listens to Piotr Deriabin

Chapter 10
10.1 - The Red Three
10.2 - The strange motorcade to Moscow
10.3 - The Sonderkommando crosses into the East
10.4 - Viktor Abakumov at the controls
10.5 - The silence of Gestapo Müller
10.6 - The suspicions of the GRU in 1943
10.7 - Martin Bormann’s stenographers

Chapter 11
11.1 - The convulsions of summer 1944
11.2 - The Joseph Goebbels memorandum
11.3 - A true bureaucratic frenzy
11.4 - ... But Communist mistresses, too
11.5 - Müller and the Plot of 20 July 1944

Chapter 12
12.1 - Operation Survival
12.2 - The inventor of industrial espionage
12.3 - The art of camouflaging people
12.4 - A multi-layered treasury
12.5 - The Strasbourg conference, August 1944
12.6 - Networks concealing other networks

Chapter 13
13.1 - Escape from Berlin
13.2 - The inner circle know where to meet
13.3 - Heinrich Müller’s personal bunker
13.4 - The evacuation of the Führer bunker
13.5 - Bormann out in the open
13.6 - Gestapo Müller’s final arrangements
13.7 - The final meetings

Chapter 14
14.1 - Establishing their position
14.2 - TICOM demolishes illusions
14.3 - Confirmation from the archives
14.4 - Soviet sympathisers keep watch in Germany
14.5 - On the trail of a gamekeeper
14.6 - Müller plays his own game
14.7 - Kaltenbrunner’s luck runs out

Chapter 15
15.1 - The Saragossa Dossier
15.2 - A well-placed informant
15.3 - Direct Quotations
15.4 - The Bormann network’s South American activities
15.5 - French collaboration with Hacke
15.6 - Nostalgia for the idyllic days of the Pact
15.7 - The Risks taken by Ric

Chapter 16
16.1 - Freude puts through a call to Bormann in Argentina
16.2 - Confirmation from a Russian expert
16.3 - Under cover of Manuel de Falla’s coffin
16.4 - Operation Brandy
16.5 - K5 hangs on to information
16.6 - Evita Peron’s mission to Europe
16.7 - The future wife of Kirk Douglas
16.8 - Change of tack to the Middle East
16.9 - Death at the end of the trail

Chapter 17
17.1 - The Müller saga
17.2 - Laying it on thick...
17.3 - Abakumov dominates German affairs
17.4 - An East German springboard against the West
17.5 - Müller and Rattenhuber at the controls of a secret police force

Chapter 18
18.1 - Flight to South America
18.2 - Rattenhuber under the microscope
18.3 - The first agents sent into the West
18.4 - Panzinger and Pannwitz return to the West
18.5 - The end of Abakumov
18.6 - The flight of Gestapo Müller

Chapter 19
19.1 - Ivan Serov to Rudolf Barak, “Kidnap Müller!”
19.2 - Unlimited Sovietisation
19.3 - A superficial relaxation
19.4 - The approach and abduction
19.5 - The end of a “top policeman”
19.6 - Curious campaigns and loyal admirers

Chapter 20
20.1 - Sharing the loot in Adenauer’s shadow
20.2 - Schacht, Abs, Pferdmenges, Achenbach...
20.3 - A surprising symbiosis behind Konrad Adenauer
20.4 - Playing double and multiple games under cover of the Cold War
20.5 - The Gauleiter Circle in 1953
20.6 - Ernst Achenbach, lawyer and negotiator
20.7 - The Thyssen affair

Chapter 21
21.1 - Deafening silence in the East and in the West
21.2 - Mossad bans further operations
21.3 - Moscow’s silence

Appendix 1 - I G Farben, worldwide economic espionage and the “Zefis”

Appendix 2 - Bormann, the committees of bankers, the intermediaries

Appendix 3 - Karl Oberg and Helmut Knochen

Appendix 4 - A German-Soviet Medal from the year 1934

Appendix 5 - Olga Ivanovna Förster-Shkarina

Appendix 6 - Olga Chekhova

Appendix 7 - Secrets of an Immersion
Kommando 306 is hot on my heels
Target de Gaulle
In the Boulevard Suchet, Paris
Light is shed on an epoch
A helping hand from Gustave Bertrand
On the staff of the Governor of Württemberg

В моем французском издании только два приложения а не 7. И предисловие там не Буковского, а французского генерала.
Моргенштерн
 
Сообщения: 3483
Зарегистрирован: 09 сен 2008 14:05
Откуда: Киев

Re: Борман, Мюллер, Пьер де Вильмаре

Сообщение Моргенштерн » 12 июл 2013 22:56

Правильно все-таки Вильмаре. Значит, Карпец, переводя книгу Парвулеско, ошибся, написав дядюшку Пьера как ВильмареСТа.
Моргенштерн
 
Сообщения: 3483
Зарегистрирован: 09 сен 2008 14:05
Откуда: Киев

Re: Борман, Мюллер, Пьер де Вильмаре

Сообщение Моргенштерн » 13 июл 2013 11:14

Отсканил эту книжку (без приложений, индекса и фоток).
Кто хочет почитать (парле ву франсе?) можно зайти на сайт ukr.net, там сбоку слева почта, введите логин и пароль charliefox, войдете в ящик и получите письмо со ссылкой. В ссылке здоровенный файл на 110 мегатонн. Скачивайте и можете читать, только помните, что файл в почтовом ящике хранится всего две недели.
Моргенштерн
 
Сообщения: 3483
Зарегистрирован: 09 сен 2008 14:05
Откуда: Киев

Re: Борман, Мюллер, Пьер де Вильмаре

Сообщение Моргенштерн » 30 авг 2013 13:18

Текст книги в пдф размещен на сайте Велесова Слобода

http://www.velesova-sloboda.org/archiv/ ... ragosa.pdf


Тот же текст книги и тоже в пдф размещен в Библиотеке сайта Игоря Ландера

http://www.lander.odessa.ua/lib.php
Моргенштерн
 
Сообщения: 3483
Зарегистрирован: 09 сен 2008 14:05
Откуда: Киев

Re: Борман, Мюллер, Пьер де Вильмаре

Сообщение Моргенштерн » 06 ноя 2013 17:48

http://lib.rus.ec/b/455805

Пьер де Вильмаре в Либрусеке
Моргенштерн
 
Сообщения: 3483
Зарегистрирован: 09 сен 2008 14:05
Откуда: Киев

Re: Борман, Мюллер, Пьер де Вильмаре

Сообщение Моргенштерн » 09 фев 2014 09:44

Исправленная ссылка на книгу
http://velesova-sloboda.vho.org/archiv/ ... ragosa.pdf
Моргенштерн
 
Сообщения: 3483
Зарегистрирован: 09 сен 2008 14:05
Откуда: Киев


Вернуться в Обсуждение текущих событий

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Google [Bot] и гости: 2

cron
Not able to open ./cache/data_global.php